Обнаженная натура в живописи

Слишком откровенные классические картины, способные смутить кого угодно

Мы привыкли обвинять современное искусство в безыдейности и склонности к порнографии. Но так ли невинные старые классические картины, милые сердцу эстетам и ценителям целомудрия? При детальном рассмотрении среди полотен известных гениев живописи можно найти шедевры с откровенными сюжетами, способными заставить краснеть современных, видавших виды ценителей «клубнички».

(Осторожно! Обнаженная натура).

«Леда и лебедь»

Если говорить о наиболее нескромном классическом сюжете, то заслуженную пальму первенства получит античная история о близости бога Зевса и прекрасной Леды. Согласно легенде, житель Олимпа явился к девушке инкогнито, в облике лебедя, но тем не менее умудрился вступить с ней в связь и даже завести потомство.

За последнее тысячелетие только ленивый не брался изображать сцену соития красавицы с птицей. Не миновала сия участь и великих – набивший оскомину сюжет эксплуатировали Буше, Микеланджело и даже Леонардо. Франсуа Буше в 1740 году предложил наиболее неприличную интерпретацию истории с демонстрацией анатомических особенностей, которые принято стыдливо драпировать.

Ранее предложил свое видение ситуации великий Микеланджело, который хоть и избежал излишней детализации, но все же не смог удержаться и изобразил пару прямо во время противоестественного межвидового соития.

На фоне всего этого картина Леонардо да Винчи кажется просто иллюстрацией к сказкам Пушкина для школьников младших классов. На его полотне все уже свершилось и Леда со скучающим лицом наблюдает, как из снесенных ею яиц вылупляются вполне здоровые годовалые малыши.

Нам эта идиллическая сцена кажется вполне приличной, но так было не всегда. Картины мастеров эпохи Возрождения были уничтожены в начале XVIII столетия престарелой фавориткой Людовика XIV маркизой де Ментенон как неприличные. Сегодня мы можем видеть весь этот разврат только благодаря поздним копиям.

«Брошенная кукла»

Французская художница Сюзанна Валадон творила в начале XX века. Она известна как автор множества замечательных картин, в основном воспевающих красоту женского тела в самых рядовых жизненных ситуациях. Несмотря на обилие обнаженных тел на полотнах художницы, лишь одно из творений Валадон вызывает у моралистов серьезные споры.

Картина «Брошенная кукла» в наши дни могла бы принести автору серьезные проблемы с педофилоборцами, но Валадон посчастливилось умереть в 1938 году, благодаря чему мы можем считать ее творение классикой. На картине изображена обнаженной совсем юная особа с начавшей формироваться грудью и детской прической с бантом.

История не сохранила для потомков описание этого полотна, но принято считать, что на нем изображено прощание с детством. Женщина с полотенцем, скорее всего, содержательница борделя, а ребенка готовят к встрече с первым в жизни клиентом. Название картине дала валяющаяся на полу кукла, очевидно, символизирующая сломанную судьбу. Впрочем, есть добряки, которые утверждают, что изображена мать, вытирающая дочь-подростка после купания.

«Похищение дочерей Левкиппа»

Великий голландец Питер Пауль Рубенс, известный своими прекрасными полотнами с тяжеловесными красавицами, в 1618 году представил зрителям свое «Похищение дочерей Левкиппа». На первый взгляд, между героями картины происходит удалая потасовка без всякого сексуального подтекста.

Но для тех, кто знаком с греческим мифом о братьях Диоскурах, совершенно очевидно, что раздетым блондинкам вовсе не до шуток. Второе название шедевра «Изнасилование дочерей Левкиппа» точнее отображает действие на картине.

В античной истории сыновья Зевса и Леды (смотри историю их странного рождения выше), Кастор и Поллукс, похитили дочерей царя Левкиппа Гилаиру и Фебу и по старой доброй традиции, завещанной отцом, надругались над ними. Закончилось все вроде плохо – все умерли.

«Монах в кукурузном поле»

Если от Рубенса и Буше можно ожидать чего угодно, то сдержанный и склонный к религиозным сюжетам Рембрандт удивил. Хотя, в принципе, его небольшой, но мастерски выполненный рисунок «Монах в кукурузном поле» все же перекликается с духовной тематикой.

В центре композиции изображены католический монах и некая дама, предающиеся греху в миссионерской позе где-то среди сельскохозяйственных угодий. Пикантность сюжета даже не в том, что монах нарушает свой обет целомудрия, а в приближающемся слева человеке с серпом, благодаря которому вечер вот-вот перестанет быть томным.

«Неосторожность Кандавла»

Картина Уильяма Этти, носящая скромное нейтральное название, «Неосторожность Кандавла», изображает совершенно неприличную историю из «Истории» Геродота. Полное название этого полотна, написанного в 1830 году, раскрывает всю неоднозначность изображенной на ней сцены: «Кандавл, царь Лидии, украдкой показывает свою жену Гигу одному из своих слуг, когда она ложится в кровать».

Сложно сказать, почему «отец истории» решил описать эту полупорнографическую историю в своем труде, но благодаря ей мы получили трудно выговариваемый даже опытными сексопатологами термин кандаулезизм. Суть этой сексуальной девиации заключается в потребности демонстрировать своего обнаженного партнера посторонним людям.

Именно такой момент изображен Этти на картине. Царь Кандавл решил тайком показать свою супругу Нису телохранителю Гигу, но его замысел был раскрыт женщиной. Ниса потребовала у Гига, чтобы тот убил или ее, или мужа-извращенца, после чего Кандавла цинично зарезали прямо в его спальне.

«Авиньонские девицы»

С полотна «Авиньонские девицы» гениальный художник Пабло Пикассо начинает свой переход к кубизму. Известно, что на создание картины художника вдохновил Поль Сезанн своей работой «Купальщицы». Изначально Пикассо назвал картину «Философский бордель» и многие считают, что на ней маэстро изобразил сценку из публичного дома в барселонском Готическом квартале.

Картина изображает пятерых обнаженных дам, которые в развязных позах ожидают своих клиентов. Мы долго думали о том, стоит ли включать эту работу в список пикантных полотен. Проще говоря, если изображенные на полотне геометрические распутницы будят в вас нескромные фантазии, то у нас для вас плохие новости. Но слова из песни не выбросишь и сюжет картины, для 1907 года, все же очень вызывающий.

«Арабский рынок наложниц»

Отличная картина французского классика живописи Жана-Леона Жерома, написанная в 1866 году, изображает сцену на восточном невольничьем рынке. Группа мужчин в богатых одеждах прицениваются к обнаженной рабыне, проверяя, судя по всему, правильность ее прикуса.

Сам Жером, вне всякого сомнения, знал толк в невольничьих рынках и их завсегдатаях, так как обожал Восток и не раз путешествовал в тех краях в поисках вдохновения. Современники находили «Арабский рынок невольниц» очень вызывающей работой и называли картину гимном похотливого доминирования мужчины над женщиной.

«Великий мастурбатор»

Великий сюрреалист Сальвадор Дали обожал неприличные картины и от его эротоманства нас спасает лишь манера написания его картин, знатно искажающая сюжет. Вот и с работой «Великий мастурбатор» не все так однозначно. Более того, если бы не название, никто бы и не понял о чем эта прекрасная картина.

Но, как бы там ни было, явно выраженный сексуальный подтекст в этом полотне есть. Лицо женщины в правой части картины, почти упирающееся в мужской гульфик, раздражало современников Дали и вызывало даже осуждение. Хорошо никто не знает, что изобразил мастер сюрреализма в центре полотна – возможно, там творится самый разнузданный разврат.

Читайте также  Чем мягкий вагон отличается от купе

«Происхождение мира»

Созданная в 1866 году Гюставом Курбе картина с незамысловатым бытовым сюжетом не выставлялась более 130 лет из-за излишней анатомической достоверности. Более того, даже сейчас, когда удивить посетителей музея, в принципе, сложно, к этой картине приставлен отдельный охранник.

В 2013 году в СМИ появилось радостное известие – была найдена вторая часть картины, на которой видно лицо натурщицы. Тщательное изучение биографии автора и его ближайшего окружения позволило выяснить личность дамы. Так, небритая промежность оказалась собственностью Джоанны Хиффернан, любовницы одного из лучших учеников Курбе, Джеймса Уистлера. Вот такая вот трогательная история воссоединения.

Это далеко не единственные в истории живописи работы с ярким сексуальным подтекстом – во все времена классики любили завернуть что-нибудь эдакое, вполне в духе нашего раскрепощенного времени.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Обнаженная натура в живописи

Русское искусство, в отличие от западноевропейского, формировалось под влиянием византийской традиции. Ее иконописные каноны предполагали подчеркнутую бестелесность изображения. Поэтому до XVIII века изображения обнаженной натуры существовали в основном в виде легкомысленных картинок, не претендовавших на художественную ценность.

Изучать и перенимать европейскую художественную систему русские художники начали с открытием в 1757 году Императорской Академии художеств в Петербурге.

Поначалу учебное заведение носило другое название — Академия трех знатнейших художеств (живописи, скульптуры, архитектуры) — и числилось при Московском университете. В результате реформы Екатерины II Академия стала официальным государственным учреждением. Она давала высшее образование и регламентировала художественную жизнь всей страны. Обучение строилось по европейской модели: сначала ученики рисовали со слепков, потом наступал черед «экорше» — скульптур, показывающих подробное анатомическое строение тела, и, наконец, учащихся допускали до занятий в натурном классе. Мужской натурный класс был открыт при Академии в 1760 году по инициативе скульптора Николя-Франуса Жилле. Натурный женский класс появился гораздо позже: впервые его организовало в 1893 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

«Постепенно обнаженная натура превратилась из учебного рисунка в отдельную тему — воплощение прекрасного, — считает Евгения Илюхина, заместитель заведующего отделом графики XVIII — начала ХХ века Третьяковской галереи. — У каждого художника в каждый исторический период были свои и задача, и способ повествования, свой определенный акцент на эстетике переживания».

Главными художественными формами XVIII века были картины на исторические, мифологические и религиозные сюжеты. Живописная эстетика предполагала идеализацию человеческой натуры, гармоничность тела и красоту пропорций. Натуральность, реалистичность обнаженного тела были недопустимы, тогда как аллегорическое изображение считалось единственно верным. В числе первых художников, писавших обнаженную натуру, были Петр Соколов («Дедал привязывает крылья Икару», 1777; «Венера и Адонис», 1782, — за эту работу он получил степень академика), Иван Акимов («Самосожжение Геркулеса на костре в присутствии его друга Филоктета», 1782). Герои этих картин были изображены в идеализированных, мифологических декорациях — российские пейзажи и интерьеры появились на живописных полотнах гораздо позже, уже в XIX веке.

Карл Брюллов и Александр Иванов совершили прорыв в изображении обнаженной натуры, бросили вызов традициям классицизма. Брюллов осмелился добавить чувственности женским моделям своих картин, представив их более живыми и «настоящими» («Итальянское утро», 1823; «Вирсавия», 1832). Александр Иванов при работе над масштабным полотном «Явление Христа народу» (1837–1857) отказался от общепринятого подхода идеализирования тел натурщиков в пользу реалистичного изображения. Как написал скульптор Иван Мартос в своем письме вице-президенту Академии художеств Петру Чекалевскому в 1813 году: «Тело есть одеяние чудесное, материя, по разумению художников, сотканная божескими перстами, чему никакая человеческая хитрость подражать не может».

Русское искусство, в отличие от западноевропейского, формировалось под влиянием византийской традиции. Ее иконописные каноны предполагали подчеркнутую бестелесность изображения. Поэтому до XVIII века изображения обнаженной натуры существовали в основном в виде легкомысленных картинок, не претендовавших на художественную ценность.

Изучать и перенимать европейскую художественную систему русские художники начали с открытием в 1757 году Императорской Академии художеств в Петербурге.

Поначалу учебное заведение носило другое название — Академия трех знатнейших художеств (живописи, скульптуры, архитектуры) — и числилось при Московском университете. В результате реформы Екатерины II Академия стала официальным государственным учреждением. Она давала высшее образование и регламентировала художественную жизнь всей страны. Обучение строилось по европейской модели: сначала ученики рисовали со слепков, потом наступал черед «экорше» — скульптур, показывающих подробное анатомическое строение тела, и, наконец, учащихся допускали до занятий в натурном классе. Мужской натурный класс был открыт при Академии в 1760 году по инициативе скульптора Николя-Франуса Жилле. Натурный женский класс появился гораздо позже: впервые его организовало в 1893 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

«Постепенно обнаженная натура превратилась из учебного рисунка в отдельную тему — воплощение прекрасного, — считает Евгения Илюхина, заместитель заведующего отделом графики XVIII — начала ХХ века Третьяковской галереи. — У каждого художника в каждый исторический период были свои и задача, и способ повествования, свой определенный акцент на эстетике переживания».

Главными художественными формами XVIII века были картины на исторические, мифологические и религиозные сюжеты. Живописная эстетика предполагала идеализацию человеческой натуры, гармоничность тела и красоту пропорций. Натуральность, реалистичность обнаженного тела были недопустимы, тогда как аллегорическое изображение считалось единственно верным. В числе первых художников, писавших обнаженную натуру, были Петр Соколов («Дедал привязывает крылья Икару», 1777; «Венера и Адонис», 1782, — за эту работу он получил степень академика), Иван Акимов («Самосожжение Геркулеса на костре в присутствии его друга Филоктета», 1782). Герои этих картин были изображены в идеализированных, мифологических декорациях — российские пейзажи и интерьеры появились на живописных полотнах гораздо позже, уже в XIX веке.

Карл Брюллов и Александр Иванов совершили прорыв в изображении обнаженной натуры, бросили вызов традициям классицизма. Брюллов осмелился добавить чувственности женским моделям своих картин, представив их более живыми и «настоящими» («Итальянское утро», 1823; «Вирсавия», 1832). Александр Иванов при работе над масштабным полотном «Явление Христа народу» (1837–1857) отказался от общепринятого подхода идеализирования тел натурщиков в пользу реалистичного изображения. Как написал скульптор Иван Мартос в своем письме вице-президенту Академии художеств Петру Чекалевскому в 1813 году: «Тело есть одеяние чудесное, материя, по разумению художников, сотканная божескими перстами, чему никакая человеческая хитрость подражать не может».

Обнажённая натура в советской живописи

Обнажённая натура на протяжении всего существования изобразительного искусства занимала в нём особенное место. Происходит это по нескольким причинам, которые мы укажем в статье далее. Сразу же стоит подчеркнуть, что здесь представлены и описываются картины известных советских художников. Некоторые из имён художников могут быть вам знакомы, ну а другие могут стать для вас настоящим открытием, и вы захотите познакомиться с их творчеством поближе.

Читайте также  Имеет ли хурма слабительный эффект

Юрий Ракша — Сон

Обнажённая живопись, как и скульптура, существовала во все времена и практически во всех странах. Связано это с тем, что такой вид изображения является практически основополагающим. Любой художник прекрасно знает, что изображение обнажённой натуры является основой основ при изучении строения человека. Прежде, чем научиться правильно изображать человека в одежде, в любой форме, позе и обстановке, необходимо научиться рисовать его полностью обнажённым. За этим процессом начинающий художник учиться изображать правильно пропорции тела человека, а также самые разные его части и нюансы.

Зинаида Серебрякова — Купальщица

Вопреки суждениям тех, для кого живопись — лишь красивые картинки, обнажённая натура вовсе не создана для того, чтобы возбуждать низшие желания человека. Такая живопись представляет или даже воспевает красоту человеческого тела, его совершенство, необычайное создание природы или высших сил. Зачастую художники изображают своих персонажей именно обнажёнными с той целью, чтобы показать их натуральность и естественность, их принадлежность природе или даже божественному миру. Совсем другой эффект, менее значительный, будет наблюдаться, если тех же персонажей нарядить в красивые одежды, так как предметы, которые созданы руками человека, отрывают персонажа от натуральности.

Александр Дейнека — Купальщицы

Обнажённая натура была присуща и художникам советского периода. Во времена СССР художники также создавали картины с нагими женщинами, и это никогда не считалось пошлостью, так как в профессиональном, серьёзном и высоком искусстве это вряд ли приемлемо. Создавая картину, художник задаётся более чистыми и глубокими идеями, чем просто потешить желание зрителя увидеть нечто запретное. Здесь вы сможете увидеть серию работ советских художников, чтобы оценить талант и профессионализм живописцев недавнего прошлого.

Александр Герасимов — Советская общественная баня А. Завьялов — Натурщицы на фоне драпировок А. Ольхович — Обнаженная

Обнаженная женская натура в живописи: почему так стыдно?

Русскому искусству уже более тысячи лет, а с шедеврами мирового значения, изображающими обнаженную девичью натуру, у нас небогато. Художники очень долго стеснялись и боялись рисовать голых женщин. Рассказываем, как это связано с географией и особенностями исторического развития России, национальным характером, ну и вообще — отношением нашего народа ко всякой «срамоте».

Виновата церковь

На развитие изобразительного искусства и процессы, происходящие в нем, решающее влияние оказывает господствующая идеология. Веками она была религиозной. Причем Руси достался наиболее визионерский и сосредоточенный на символах вариант христианства — православие. На католическом Западе художникам разрешали писать «материалистическое», например лоснящегося мерзкого дьявола, пытки мучеников раскаленными до красноты щипцами, обнаженную грудь Богоматери, пушистые крылья у ангелов.

Неизвестный художник. Религиозный лубок «О девице Марии и ее посмертном явлении отцу». 1904–1905. ГИМ

В Византии все было про знаки и каноны, а в ее искусстве — про линеарность и плоскостность. Нагота в перенятой оттуда иконописи разрешалась либо исключительно приличным людям — аскетам-пустынникам и юродивым (например, Марии Египетской и Василию Блаженному), которые вели такой образ жизни, что их тело никак не могло служить образцом физической красоты, либо покойникам — душе, покидающей бренную плоть, или грешникам в аду. Ну, еще бесам и духам всяким. Все это никак не примеры для подражания, такие тела эстетического наслаждения не вызывают.

Виновата география

Чтобы считать те или иные вещи «красивыми», требуется привычка, долгое приучение. Например, Америка поверила, что чернокожая девушка может быть реальным секс-символом благодаря тому, что Голливуд лет тридцать занимался наглядной агитацией (если вести отсчет с 1970-х, когда среди девушек Бонда появились первые афроамериканки).

Чтобы обнаженное тело в искусстве стало красивым и повсеместно дозволенным, требовались столетия тренировки глаза.

А также очень мощная идеологическая обработка, в ходе которой всем внушали, что тело есть отражение божественной гармонии, поэтому заслуживает восхищения (гуглить «калокагатия»). В Европе такой взгляд утвердился где-то в V веке до н. э. — в Древней Греции. Культуры, не имеющие отношения к античной, в вопросе наготы комплексуют — возьмите что мусульманскую, что традиционную японскую.

Какую роль здесь играет географический фактор? Народы, повзрослевшие на руинах античного мира, полностью отгородиться от старинной средиземноморской наготы не могли — то статую Венеры случайно откопаешь в огороде, то манускрипт Витрувия с описанием идеальной геометрии человеческого тела в монастыре найдешь. Это справедливо и для Византии: столица империи была украшена подлинными Венерами работы Праксителя и других великих греков, которые ничуть не мешали константинопольцам истово верить в Христа. Просто славянским варварам, обитавшим по соседству, они о своем широком культурном кругозоре не рассказывали — этим бы сначала растолковать, что такое алфавит, да правильно креститься научить дикарей.

Виновато отставание

К тому моменту, как в России благодаря Петру Великому возникло светское искусство, отставание было весьма велико. Западная Европа уже давно пережила Ренессанс — это когда заскучавшие в приличном Средневековье итальянцы принялись откапывать все подряд статуи и, как сыщики, рыскать в поисках рукописей с античными текстами.

Скульптуры обнаженных богов и героев тщательно изучали и копировали, их позы использовали для картин на вполне христианские темы.

Книги тоже были крайне важны: чтобы поверить, что обнаженный человек — это прилично и хорошо, в здоровом теле здоровый дух, все великие люди благородны обликом и т. д., требовалось идеологическое обоснование. Ведь то, что у нас в бэкграунде, на восприятие влияет очень сильно. Расхожий пример: сегодня подсознательно мы считаем толстых людей бедняками, которые кормятся фастфудом и не могут позволить себе личного фитнес-тренера. В прежние, голодные века придерживались противоположного мнения: упитанный — значит богатый.

В XVIII столетии наших художников неподготовленными кинули в эту реку: хочешь жить — выплывай! И весь первый век они осматривались по сторонам, привыкали, писали какие-то картины на мифологические и религиозные сюжеты. Нагота не очень удавалась. Да и учитель (Европа) в тот период переживал нелучшее время. Везде царил академизм — холодный и целиком рассудочный стиль, в котором античные образцы считались эталоном, но при этом выходило все абсолютно бездушно и театрально, без огонька.

В искусствоведении считается, что «голый» и «обнаженный» — это совершенно разные прилагательные: первый эротически возбуждает или шокирует, а вторым можно восхищаться вслух в приличном обществе.

На полотнах, выполненных по канонам актуального тогда академизма, все именно что «обнаженные». Русское искусство переняло эту традицию (в дополнение к перечисленным выше особенностям) — и застыло надолго. Художник старался написать женщину без одежды так, чтобы она не вызывала ничего низменного, пошлого, греховного ни в душе, ни в теле смотрящего. «Высокое» искусство!

Виноват национальный характер

Типичное замечание иностранцев о русских: «Почему они так мало улыбаются?!» (Кстати, правильный ответ таков: «Если русский начал улыбаться, значит случилось что-то плохое».) Мы нация угрюмых индивидуалистов, которые долго раскачиваются и редко показывают эмоции. Люди воображения, а не практических дел. И поэтому русскому народу так полюбилось христианство именно в его православном варианте. Целомудрие, неприязнь к выставлению интимного, неприличного напоказ — одна из черт нашего массового бессознательного. На изобразительное искусство это, разумеется, влияло сильно. В живописи XVIII — первой половины XIX века обнаженных мужчин в разы больше, чем женщин. Нагой античный герой на картине Лосенко или Александра Иванова всем своим обликом демонстрирует идеальную целостность, гармонию великолепного тела и прекрасной души. Пригласить в качестве натурщицы в рисовальный класс к мальчикам настоящую женщину? Боже мой, это же неприлично! Случилось подобное лишь, страшно сказать, в 1897 году: Валентин Серов настоял.

Читайте также  Сколько волос на голове у человека
Представляете, у них там через двадцать лет царя расстреляют — а они только голую женщину впервые ученикам показали!

Срисовывать приходилось с мраморных статуй. Живых натурщиц, чтобы раздеть их и изучить как следует, брали где могли, фактически доставали «из-под полы». Карл Брюллов и многие другие ездили в Италию — там работали профессионалки. Алексей Венецианов эксплуатировал своих крепостных крестьянок. Проблема была еще и в том, что богатый русский клиент вяло покупал «ню» кисти соотечественников; проще было привезти из-за границы импортные картины живописцев классом повыше, из тех, кто был пограмотнее в вопросах женской наготы. К последним десятилетиям XIX века стало веселее: количество покупателей сильно выросло (буржуазия разбогатела). А благодаря французам салонная живопись, обязательными персонажами которой были обнаженные «античные нимфы» с полной эпиляцией, вошла в моду (у нас нишу заняли Генрих Семирадский, Константин Маковский). И вообще нравы к тому времени стали посвободнее.

Живописные тела

Мы восхищаемся полотнами прославленных художников, на которых изображена обнаженная натура. Подобные шедевры нередко оцениваются в фантастические суммы, а то и вообще считаются бесценными. Между тем даже в наше время «обнаженка» порой продолжает вызывать скандалы. А что же говорить об отдаленном прошлом? Как же художники решались на такое?

Сын Афродиты

Пожалуй, следует начать еще с античных времен, когда «в моде» был культ Приапа – божества плодородия, который изображался с огромных размеров эрегированным детородным органом. Согласно древнегреческому мифу, Приап был сыном Афродиты от Диониса, но будучи беременной, богиня сошлась с Адонисом, а ревнивая Гера при помощи ворожбы сделала ребенка уродцем, оснастив его сразу двумя фаллосами. Впрочем, имеются и другие многочисленные версии происхождения Приапа.

Общепринято считать, что родился Приап в Абарниде близ Лампсака. Афродита, якобы увидев безобразие младенца, отказалась от него. Жители Лампсака считали Приапа основателем своего города, а жители соседних городов утверждали, что он впоследствии был изгнан из города за небывалые размеры фаллоса.

Приапический культ был распространен не только у греков, но и у римлян. Изображения этого божества можно было встретить повсюду — в лесах, садах, на дорогах, пасеках, в публичных домах, причем по всей Италии, Германии, Фракии, Испании и даже Африке. Мраморные рельефы, геммы, фрески, бесчисленные терракотовые статуэтки, амулеты изображали Приапа старичком с фаллообразной головой, одной рукой держащим корзину с овощами и фруктами, а другой – опять же фаллос… Кто скажет, что у древних не было чувства юмора?!

Празднества в честь Приапа проводили в марте-июне, они назывались фаллефориями, так как еще одно распространенное греческое имя Приапа было Фалет, и сопровождались сексуальным неистовством и весельем.

Давид, побеждающий Голиафа

В эпоху Возрождения бал уже правило христианство. А потому детородные органы уже не выпячивали напоказ, а прикрывали фиговыми листками. Что не мешало демонстрировать обнаженное тело в самых различных позах — спереди, сбоку, снизу, сзади… Впрочем многие художники старались обходиться и без фигового листка. Что может быть прекрасней человеческого тела, созданного по образу и подобию Всевышнего, рассуждали они.

Самый известный образец обнаженной натуры этого периода, правда, относится к жанру скульптуры. Это, конечно, знаменитый пятиметровый «Давид» работы скульптора Микеланджело, впервые выставленный на площади Синьории во Флоренции 8 сентября 1504 г., а в наши дни находящийся во флорентийской Академии изящных искусств. Молодой ветхозаветный царь изображен в момент, когда он готовится к бою с великаном Голиафом, которого ему, по преданию, удалось победить с помощью пращи, а затем отрубить голову.

Кстати, в лондонском Музее Виктории и Альберта находится гипсовая копия Давида. Известно, что когда музей должна была посетить королева, срамное место статуи закрывали пресловутым листком…

Модели для великих мастеров

В последнее время искусствоведы выяснили, что моделями для картин знаменитых мастеров кисти, изображающих красоту обнаженного женского тела, на самом деле служили вовсе не высокородные дамы, а особы низкого сословия — проститутки, служанки, крестьянки…

Взять хотя бы знаменитых «рубенсовских женщин», которые демонстрируют нам роскошь пышных форм своего неприкрытого тела и являются кумирами всех современных толстушек. Принято считать, что великий Рубенс воспевал фламандский идеал красоты. Но даже не все специалисты в области искусствоведения осведомлены о том, что художник выбирал натурщиц среди тружениц французских борделей…

Зачем же такие сложности? Дело в том, что профессия натурщика как таковая появилась только в начале XIX столетия. В обществе строго проповедовались нормы религиозной морали, и девушка или женщина из добропорядочной семьи никак не могла согласиться на подобное сомнительное занятие. Не все соглашались позировать живописцам даже в одетом виде, а уж о том, чтобы раздеваться перед мастером, и речи быть не могло!

Как же художники выкручивались из этой ситуации? Они все же находили натурщиц. В первую очередь шли за натурой в публичные дома. Иногда можно было найти ее и в собственном доме. Если для этой цели не подходила жена, то под рукой всегда были служанки. Обычно простолюдинки охотно соглашались позировать за сходную цену, а для прислуги труд натурщицы мог входить в положенное жалованье.

В наши дни найти моделей, согласных позировать для «обнаженки», благодаря сексуальной революции перестало являться проблемой. Хотя не все ревнители морали согласны с таким подходом к искусству, и порой по поводу какой-либо картины или скульптуры, а то и целой экспозиции идут ожесточенные споры: считать это эротикой или запретной порнографией?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: