Какие есть короткие юмористические рассказы Чехова

Топ 10 самых коротких рассказов А.П. Чехова

Рассказы Антона Павловича Чехова не спутать с рассказами других авторов – в них он, прежде всего, делает акцент на чертах характера героев и их окружающей жизни. Набором, казалось бы, незаметных черт, автору удавалось подчеркнуть особенности персонажей, и привлечь внимание к их внутреннему миру. В своих рассказах Чехов поднимал самые разные темы, но о себе он не любил писать. Давайте вместе узнаем, какие рассказы у Чехова самые короткие, и с удовольствием прочитаем их.

Чехов сказал: «Краткость — сестра таланта», и в этой подборке рассказов мы понимаем – действительно, чтобы передать смысл и поведать о чем-то – ни к чему использовать длинные предложения.

10. Вверх по лестнице

В своих рассказах Чехов всегда точно изобличает людей, их истинную сущность, положительные и отрицательные качества. Многие рассказы помогают читателям жить в нашем сложном мире.

В рассказе «Вверх по лестнице» затронута одна проблема – в наше время статус человека значит довольно много. Если человек занимает высокую должность, то с ним уважительно обращаются. Читатель познакомится с Долбоносовым – это человек высокого статуса, а Щепоткин не относится к высокому чину, с которым привык общаться Долбоносов.

Но когда читатель узнает, что Щепоткин раньше был учителем у семьи Долбоносова, то поменяет к нему свое отношение.

9. Визитные карточки

Короткий рассказ Чехова, в котором он высмеивает дурной обычай рассылать свои визитные карточки. Кстати, визитки уже существовали в XIX веке. Писатель создает целую галерею смешных фамилий «своих» вымышленных знакомых. В этом рассказе нет непредсказуемого сюжета, но, тем не менее, смысл и юмористический подтекст в рассказе заложен. Вполне возможно, что рассказ захочется прочитать несколько раз.

8. Делец

В произведении Антона Павловича Чехова рассказывается о маленьком мальчике, который родился слепым. Но у человека есть и другие физиологические восприятия – он слеп, но у него очень хорошо развиты остальные чувства.

Мальчик обучился игре на фортепиано и даже, будучи еще маленьким, встретил свою будущую жену. Счастливая судьба не обошла стороной этого мальчика, однажды у него родился сын с хорошим зрением.

7. О бренности

Рассказ занимает всего две страницы, однако в них Чехов заложил очень глубокую мысль. Советник Семен Петрович садится за стол, ожидая подачу блинов. В доме празднуют масленицу. Перед советником Подтыкиным расстилается целая картина: семга, икра и т. д. У Подтыкина уже потекли слюнки, и он хотел поскорее приступить к трапезе…

Наконец появилась кухарка и Семен Петрович схватил горячие блины с самой верхушки тарелки, не боясь обжечь пальцы. Он обмазал их маслом, икрой, положил наверх семгу и завернул блины. В предвкушении он подносит их ко рту, выпивает водку и вдруг у него случается апоплексический удар. Чехов дает понять читателю, что перед Богом все равны – не важно, бедный ты или богатый, смерть никого не обходит стороной.

6. Нечто серьёзное

Рассказ Чехова был написан в 1885 году. О чем он? На вопрос о том, о чем говорится в рассказе, самым лучшим ответом будет: «Ввиду пересмотра «Уложения о наказаниях» не мешало бы кстати внести в него статьи…» Впервые был опубликован в журнале «Осколки». Шутливый рассказ, который обязательно должен прочитать каждый.

5. Беседа пьяного с трезвым чёртом

В рассказе Чехова читатель познакомится с такими героями, как черт с тяжелой судьбой и пьяный чиновник. Черт пришел к чиновнику и начал жаловаться на свою жизнь, в том числе на людей. Создание ада рассказывает, что раньше людей можно было с легкостью увести от правильного пути, и их легко было можно обмануть, а сейчас они стали такими, что сами кого хочешь обманут! Черт понравился чиновнику Лахматову, он даже решил его оставить у себя, вот только на утро черт исчез.

4. Глупый француз

Чехов был врачом, поэтому неудивительно, что в своем коротком рассказе «Глупый француз» он высмеивает такую тему, как обжорство. Француз – это клоун, работающий в цирке, он заходит позавтракать в трактир, обычно он есть очень мало, и этот раз – не исключение.

За соседним столиком он видит благообразного господина, который уплетает блины – один за другим. Потом он выпивает водку, затем принимается за семгу и снова за блины! Рассказ Чехова подойдет для чтения тем, кто любит посмеяться.

3. Дачники

Рассказ был написан в 1885 году. История о двух молодоженах – Саше и Варе. Они живут за городом, наслаждаются компанией друг друга, тишиной и одиночеством, природой. Но понятие счастья у молодоженов разное: Варя не обращает внимание на бытовые моменты, ей больше нравится наслаждаться природой, пейзажами и нахождением рядом любимого человека.

Сашу же беспокоит бытовое: ужин, горячие руки жены. Несмотря на разные приступы счастья, герои счастливы. Но однажды к ним приезжают гости и их привычный мир рушится…

2. Жизнь в вопросах и восклицаниях

«Жизнь в вопросах и восклицаниях» – рассказ, написанный Чеховым в молодые годы. Автор описывает в нем жизненные этапы человека, начиная с самого рождения. Рассказ очень реалистичный, читатель думает: «А ведь так и есть», держа в руках произведение Антона Павловича.

Когда читаешь этот рассказ, то жизнь проносится перед глазами. Если не вдаваться в подробности и коротко сказать, о чем этот рассказ – он о жизни. Автор постарался описать жизнь во всех ее проявлениях.

1. Неудача

Чехов написал рассказ «Неудача» в 1886 году. Он был опубликован в журнале под названием «Осколки», вот только назывался он тогда по-другому: «Сорвалось!». В маленьком рассказе целая трагичная, но не лишенная иронии история.

Произведение заключается в том, что семья Пепловых ожидают застать врасплох учителя Щупкина, который объясняется в любви их дочери Наташеньке – самовлюбленной девице.

Герои этой трагикомедии – люди необразованные, но пытаются рассуждать о серьезных вещах. Родители Наташеньки любят свою дочь, но, кажется, хотят выдать ее замуж за кого попало. Но так кажется только на первый взгляд, ведь учитель для них – человек, занимающий высокий статус.

Какие есть короткие юмористические рассказы Чехова

Письмо к ученому соседу

Село Блины-Съедены

Максим (забыл как по батюшке, извените великодушно!) Извените и простите меня старого старикашку и нелепую душу человеческую за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким письменным лепетом. Вот уж целый год прошел как Вы изволили поселиться в нашей части света по соседству со мной мелким человечиком, а я всё еще не знаю Вас, а Вы меня стрекозу жалкую не знаете. Позвольте ж драгоценный соседушка хотя посредством сих старческих гиероглифоф познакомиться с Вами, пожать мысленно Вашу ученую руку и поздравить Вас с приездом из Санкт-Петербурга в наш недостойный материк, населенный мужиками и крестьянским народом т. е. плебейским элементом. Давно искал я случая познакомиться с Вами, жаждал, потому что наука в некотором роде мать наша родная, всё одно как и цивилизацыя и потому что сердечно уважаю тех людей, знаменитое имя и звание которых, увенчанное ореолом популярной славы, лаврами, кимвалами, орденами, лентами и аттестатами гремит как гром и молния по всем частям вселенного мира сего видимого и невидимого т. е. подлунного. Я пламенно люблю астрономов, поэтов, метафизиков, приват-доцентов, химиков и других жрецов науки, к которым Вы себя причисляете чрез свои умные факты и отрасли наук, т. е. продукты и плоды. Говорят, что вы много книг напечатали во время умственного сидения с трубами, градусниками и кучей заграничных книг с заманчивыми рисунками. Недавно заезжал в мои жалкие владения, в мои руины и развалины местный максимус понтифекс отец Герасим и со свойственным ему фанатизмом бранил и порицал Ваши мысли и идеи касательно человеческого происхождения и других явлений мира видимого и восставал и горячился против Вашей умственной сферы и мыслительного горизонта покрытого светилами и аэроглитами. Я не согласен с о. Герасимом касательно Ваших умственных идей, потому что живу и питаюсь одной только наукой, которую Провидение дало роду человеческому для вырытия из недр мира видимого и невидимого драгоценных металов, металоидов и бриллиантов, но все-таки простите меня, батюшка, насекомого еле видимого, если я осмелюсь опровергнуть по-стариковски некоторые Ваши идеи касательно естества природы. О. Герасим сообщил мне, что будто Вы сочинили сочинение, в котором изволили изложить не весьма существенные идеи на щот людей и их первородного состояния и допотопного бытия. Вы изволили сочинить что человек произошел от обезьянских племен мартышек орангуташек и т. п. Простите меня старичка, но я с Вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам запятую поставить. Ибо, если бы человек, властитель мира, умнейшее из дыхательных существ, происходил от глупой и невежественной обезьяны то у него был бы хвост и дикий голос. Если бы мы происходили от обезьян, то нас теперь водили бы по городам Цыганы на показ и мы платили бы деньги за показ друг друга, танцуя по приказу Цыгана или сидя за решеткой в зверинце. Разве мы покрыты кругом шерстью? Разве мы не носим одеяний, коих лишены обезьяны? Разве мы любили бы и не презирали бы женщину, если бы от нее хоть немножко пахло бы обезьяной, которую мы каждый вторник видим у Предводителя Дворянства? Если бы наши прародители происходили от обезьян, то их не похоронили бы на христианском кладбище; мой прапрадед например Амвросий, живший во время оно в царстве Польском, был погребен не как обезьяна, а рядом с абатом католическим Иоакимом Шостаком, записки коего об умеренном климате и неумеренном употреблении горячих напитков хранятся еще доселе у брата моего Ивана (Маиора). Абат значит католический поп. Извените меня неука за то, что мешаюсь в Ваши ученые дела и толкую посвоему по старчески и навязываю вам свои дикообразные и какие-то аляповатые идеи, которые у ученых и цивилизованных людей скорей помещаются в животе чем в голове. Не могу умолчать и не терплю когда ученые неправильно мыслят в уме своем и не могу не возразить Вам. О. Герасим сообщил мне, что Вы неправильно мыслите об луне т. е. об месяце, который заменяет нам солнце в часы мрака и темноты, когда люди спят, а Вы проводите электричество с места на место и фантазируете. Не смейтесь над стариком за то что так глупо пишу. Вы пишете, что на луне т. е. на месяце живут и обитают люди и племена. Этого не может быть никогда, потому что если бы люди жили на луне то заслоняли бы для нас магический и волшебный свет ее своими домами и тучными пастбищами. Без дождика люди не могут жить, а дождь идет вниз на землю, а не вверх на луну. Люди живя на луне падали бы вниз на землю, а этого не бывает. Нечистоты и помои сыпались бы на наш материк с населенной луны. Могут ли люди жить на луне, если она существует только ночью, а днем исчезает? И правительства не могут дозволить жить на луне, потому что на ней по причине далекого расстояния и недосягаемости ее можно укрываться от повинностей очень легко. Вы немножко ошиблись. Вы сочинили и напечатали в своем умном соченении, как сказал мне о. Герасим, что будто бы на самом величайшем светиле, на солнце, есть черные пятнушки. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Как Вы могли видеть на солнце пятны, если на солнце нельзя глядеть простыми человеческими глазами, и для чего на нем пятны, если и без них можно обойтиться? Из какого мокрого тела сделаны эти самые пятны, если они не сгорают? Может быть по-вашему и рыбы живут на солнце? Извените меня дурмана ядовитого, что так глупо съострил! Ужасно я предан науке! Рубль сей парус девятнадцатого столетия для меня не имеет никакой цены, наука его затемнила у моих глаз своими дальнейшими крылами. Всякое открытие терзает меня как гвоздик в спине. Хотя я невежда и старосветский помещик, а все же таки негодник старый занимаюсь наукой и открытиями, которые собственными руками произвожу и наполняю свою нелепую головешку, свой дикий череп мыслями и комплектом величайших знаний. Матушка природа есть книга, которую надо читать и видеть. Я много произвел открытий своим собственным умом, таких открытий, каких еще ни один реформатор не изобретал. Скажу без хвастовства, что я не из последних касательно образованности, добытой мозолями, а не богатством родителей т. е. отца и матери или опекунов, которые часто губят детей своих посредством богатства, роскоши и шестиэтажных жилищ с невольниками и электрическими позвонками. Вот что мой грошовый ум открыл. Я открыл, что наша великая огненная лучистая хламида солнце в день Св. Пасхи рано утром занимательно и живописно играет разноцветными цветами и производит своим чудным мерцанием игривое впечатление. Другое открытие. Отчего зимою день короткий, а ночь длинная, а летом наоборот? День зимою оттого короткий, что подобно всем прочим предметам видимым и невидимым от холода сжимается и оттого, что солнце рано заходит, а ночь от возжения светильников и фонарей расширяется, ибо согревается. Потом я открыл еще, что собаки весной траву кушают подобно овцам и что кофей для полнокровных людей вреден, потому что производит в голове головокружение, а в глазах мутный вид и тому подобное прочее. Много я сделал открытий и кроме этого хотя и не имею аттестатов и свидетельств. Приежжайте ко мне дорогой соседушко, ей-богу. Откроем что-нибудь вместе, литературой займемся и Вы меня поганенького вычислениям различным поучите.

Читайте также  Что делать, если совсем не слышу собеседника в Skype

Я недавно читал у одного Французского ученого, что львиная морда совсем не похожа на человеческий лик, как думают ученыи. И насщот этого мы поговорим. Приежжайте, сделайте милость. Приежжайте хоть завтра например. Мы теперь постное едим, но для Вас будим готовить скоромное. Дочь моя Наташенька просила Вас, чтоб Вы с собой какие-нибудь умные книги привезли. Она у меня эманципе, все у ней дураки, только она одна умная. Молодеж теперь я Вам скажу дает себя знать. Дай им бог! Через неделю ко мне прибудет брат мой Иван (Маиор), человек хороший но между нами сказать, Бурбон и наук не любит. Это письмо должен Вам доставить мой ключник Трофим ровно в 8 часов вечера. Если же привезет его пожже, то побейте его по щекам, по профессорски, нечего с этим племенем церемониться. Если доставит пожже, то значит в кабак анафема заходил. Обычай ездить к соседям не нами выдуман не нами и окончится, а потому непременно приежжайте с машинками и книгами. Я бы сам к Вам поехал, да конфузлив очень и смелости не хватает. Извените меня негодника за беспокойство.

Лучшие рассказы Антона Чехова

Каждый рассказ Антона Павловича Чехова – это шедевр. Он так красочно описывает истории из жизни России, высмеивая такие черты человека, как подхалимство, тщеславие, мздоимство, и с любовью рассказывает о простых бедных людях, зарабатывающих свои копейки потом и кровью. На нашем сайте вы можете читать онлайн произведения А.П. Чехова, а также другие шедевры русской классики.

«Каштанка»

Каштанка – это собака, которая потеряла своего хозяина Луку Александровича, столяра. Она бегает по улицам и никак не может его найти. Собачонка засыпает возле парадного, из которого выходит человек и ласково зовет ее к себе домой.

Он кормит Каштанку, и собака засыпает на матрасике у нового хозяина. У него, помимо Каштанки, есть еще гусь и кот, которые при виде незнакомки устраивают потасовку. А потом приводят еще и свинью, и начинается невообразимое цирковое представление. Собаке дают имя Тетка и начинают дрессировать, потому что человек работает в цирке клоуном под именем Мистер Жорж…

«Человек в футляре»

Рассказ этот об учителе греческого языка Беликове, который преподает в гимназии и выглядит более чем странно – он всегда ходит в калошах, пальто и с зонтом, даже если на улице во всю светит солнце. У него все вещи в чехлах, на носу темные очки, и дома он закрывается на все замки. Он живет как в футляре, боясь из него высунуть нос.

Но вот однажды с ним случается удивительная история. В гимназию приходит работать Коваленко — учитель географии и истории. У него красивая сестра Варенька, в которую влюбился даже Беликов.

«Дама с собачкой»

Дмитрий Дмитриевич Гуров, который отдыхает в городе Ялта уже месяц, на набережной встречает молодую симпатичную женщину с собакой породы шпиц. Он думает, что было бы неплохо завязать с ней курортный роман. Гуров знакомится с женщиной, зовут ее Анна Сергеевна, она замужем.

Их многое объединяет – несчастливый брак и отсутствие любви. Однако, вернувшись в Москву, Гуров понимает, что полюбил прекрасную даму из Ялты. Он решает поехать в город, где живет Анна Сергеевна, и видя отвратительную обстановку вокруг, понимает почему ей так плохо. Они начинают встречаться в Москве, тайком от своих семей, веря, что когда-нибудь все наладится.

«Хамелеон»

Россия, XIX век, маленький городишко, базарная площадь, толпа людей. К полицейскому Очумелову обращается Хрюкин, который занимается изготовлением золотых изделий, с окровавленным пальцем, который укусил щенок борзой.

За время выяснения обстоятельств инцидента, Очумелов выслушивает объяснения толпы по поводу происхождения борзой, и каждую минуту меняет мнение по ее наказанию, в зависимости от того, кому она принадлежит. Если генералу, то Хрюкин окажется сам виноват, если нет, то истребить собаку и немедленно.

«Толстый и тонкий»

Действие происходит на вокзале, где встречаются друзья детства. Один — тонкий по имени Порфирий, другой – толстый Миша. На лицах написано умиление и изумление, радость не знает границ. Порфирий вдруг вспоминает детство, гимназию, знакомит Мишу с женой Луизой и сыном Нафанаилом, и плавно переходит к сегодняшнему дню, где все неплохо. Он коллежский асессор, имеет «Станислава» и занимается вырезкой портсигаров из дерева.

И тут Миша начинает рассказывать о своей жизни, чем приводит в уныние Порфирия – у него должность тайного советника, две звезды и все прекрасно, отчего коллежский асессор уменьшается на глазах, начинает лебезить перед бывшим другом и называть превосходительством, чуть ли не согнувшись вполовину. Толстому неприятно, ведь они встретились как друзья, но Порфирия уже не остановить. Он сгибается в поклоне, жена слащаво улыбается, а сын расшаркивается…

РАССКАЗЫ

Анюта

О ранних рассказах А. Ч.

(из полного собрания сочинений в 30 томах)

Первый сборник рассказов Чехова был подготовлен к печати в середине 1882 года. В него входили рассказы: «Жены артистов», «Папаша», «Петров день», «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь», «Исповедь, или Оля, Женя, Зоя», «Грешник из Толедо», «Темпераменты», «Летающие острова», «Перед свадьбой», «Письмо к ученому соседу», «В вагоне», «Тысяча одна страсть, или Страшная ночь».
В свет этот сборник не вышел. Сохранились два неполных его экземпляра — без обложек, титульных листов, последних страниц и оглавления (Московский дом-музей А. П. Чехова — 112 и 96 стр.). На одном экземпляре сделана помета: «Издание автора 188—»; в другом — указание И. П. Чехова: «Сохранившиеся листы первого сборника рассказов А. П., не вышедшего в свет. (Начала 80-х годов, до „Сказок Мельпомены“). И. Чехов. 31 марта 1913»; «Рисунки покойного брата Николая».
М. П. Чехов писал об этой книге весьма осторожно: «Она была уже напечатана, сброшюрована, и только недоставало ей обложки… Я не знаю, почему именно она не вышла в свет и вообще какова была ее дальнейшая судьба» (Вокруг Чехова, стр. 137).
Сам А. П. Чехов никаких сведений о первом своем сборнике не оставил.
По традиции с этой книгой связывался черновой эскиз обложки, сохранявшийся у М. М. Дюковского (в 1965 г. передан в Московский музей А. П. Чехова): «На досуге. Антоши Чехонте. Рис. Н. П. Чехова».
Сборник датировался до сих пор 1883 годом на том основании, что хронологически позднейшая в нем пародия «Летающие острова» была напечатана в журнале «Будильник» в мае 1883 г.
При подготовке тома были обследованы дела московской цензуры, хранящиеся в Центральном гос. архиве г. Москвы. Среди бумаг 1882 г. обнаружены документы, объясняющие судьбу первой книги Чехова.
19 июня 1882 г. московская типография Н. Коди, издававшая, в частности, журнал «Зритель», обратилась в цензурный комитет с просьбой выдать ей «билет для представления в корректурных листах книги под названием „Шалопаи и благодушные. Альманах Антоши Чехонте с рисунками Чехова“, в которой будет 7 печатных листов» (ф. 31, оп. 3, ед. хр. 2251, л. 95). Цензурный комитет заседал в тот же день, но в просьбе было отказано «по неимению в виду закона для разрешения настоящего прошения» (там же, ед. хр. 2173, л. 125 об.). 30 июня 1882 г. типография вновь обратилась в цензурный комитет, прося «выдать ей билет для представления в корректурных листах книги „Шалость“ А. Чехонте, с рисунками Н. П. Чехова, книги, в состав которой входят статьи, уже печатавшиеся разновременно в подцензурных изданиях». «Статьи, — говорилось в этом прошении, написанном рукой самого Чехова, — которые еще не были напечатаны, будут доставлены в рукописи. Книга будет состоять из 5–7 печатных листов» (там же, ед. хр. 2251, л. 155). На этот раз просьба была удовлетворена, и типография получила «билет» — право на представление книги цензору. Цензором был действительный статский советник В. Я. Федоров, весьма влиятельный чиновник, вскоре назначенный председателем Московского цензурного комитета.
Обнаруженные материалы позволили установить дату сборника — 1882 (пародия «Летающие острова» относится, таким образом, тоже к 1882 г.), его название — «Шалость» — и полный объем (7 печ. л.)[100].
Дальнейшая судьба первой книги Чехова в сохранившихся документах цензурного архива не отразилась. Но, начиная с Н. А. Лейкиным переговоры о «Пестрых рассказах», Чехов писал: «В Москве находятся издатели-типографы, но в Москве цензура книги не пустит, ибо все мои отборные рассказы, по московским понятиям, подрывают основы» (1 апреля 1885 г.).
Поскольку издание «Сказок Мельпомены» цензурных препятствий не встретило, замечание Чехова может быть отнесено только к первому его сборнику.
Из сборника «Сказки Мельпомены. Шесть рассказов А. Чехонте», М., 1884, в состав настоящего тома вошли: «Он и она», «Барон», «Месть», «Два скандала», «Жены артистов» (рассказ 1883 г. «Трагик» см. в томе II).
Появление «Сказок Мельпомены» — первой увидевшей свет книги Чехова — вызвало ряд откликов в прессе. В частности, П. А. Сергеенко писал: «… рассказы А. Чехонте живьем вырваны из артистического мирка. Все они небольшие, читаются легко, свободно и с невольной улыбкой. Написаны с диккенсовским юмором … Всюду разлит юмор, юмор без натуги, и Чехонте обращается с ним весьма осторожно, как и следует. А то за последнее время ужасно как все ударились в юмористику … мы только и смеемся, когда начальство острит и нельзя не хихикать, или когда шкуру сдерем с ближнего. Здорового же, веселого, хорошего смеха и в помине у нас не имеется» (Яго. Летучие заметки. — «Новороссийский телеграф», 1884, № 2931, 1 декабря).
В еженедельной газете «Театральный мирок» (выходила под редакцией А. А. Плещеева) была помещена библиографическая заметка о сборнике: «Все шесть рассказов написаны бойким, живым языком и читаются с интересом. Автор обладает несомненным юмором» («Театральный мирок», 1884, № 25).
Отзывом о сборнике начал свой «Московский фельетон» в «Новом времени» А. Д. Курепин, подписавшийся инициалом К. «Напрасно Антоша Чехонте увлекся нашептываниями Мельпомены. Лучше бы ему обратиться к самой жизни и черпать в ней полною горстью материалы для всевозможных рассказов, и веселых и печальных» («Новое время», 1884, № 3022, 28 июля).
Журнал «Наблюдатель» (1885, № 4, стр. 68–68) также напечатал сочувственную рецензию. Здесь о «Сказках Мельпомены» говорилось: «Автор этих рассказов придал им несоответственное название: все они взяты из мира театра, но к музе трагедии не имеют никакого отношения; их могла скорее передать муза комедии, веселая Талия, так как в них преобладает комический или юмористический элемент. Написаны эти рассказы недурно, читаются легко; содержание их и выведенные в них типы близки к действительной жизни».
В 1883 г. в Москве был издан юмористический сборник «Кукареку. Веселые и забавные рассказы, повести и стихотворения» — под ред. Трефового Короля (Л. И. Пальмина), где из журналов «Будильник» и «Москва» были перепечатаны, без участия автора, два рассказа Чехова: «Жизнь в вопросах и восклицаниях» и «Забыл!!».
В 1900 г. редакция петербургского журнала «Стрекоза» выпустила как «главную премию журнала» сборник «В мире смеха и шуток», куда вошли некоторые рассказы, стихи, юморески, карикатуры, увидевшие свет на страницах «Стрекозы». В их числе следующие рассказы и юморески Чехова, относящиеся к 1880 г.: «По-американски», «Папаша», «Перед свадьбой», «За яблочки», «Что чаще всего встречается в романах, повестях и т. п.?». Как показывает сопоставление текстов, это была простая перепечатка (рассказ «Папаша», выправленный Чеховым в 1882 г., здесь воспроизводился по журнальному тексту 1880 г.). Таким образом, сборники «Кукареку» и «В мире смеха и шуток» не могут считаться источниками текста.
Рассказы и юморески ранних лет, не публиковавшиеся при жизни Чехова и сохранившиеся в рукописях, собраны в разделе «Неопубликованное. Неоконченное». Здесь, в частности, впервые полностью помещена юмореска «Рекламы и объявления». Выяснено также, что пародийный «роман» «Тайны ста сорока четырех катастроф, или Русский Рокамболь», в предшествующих изданиях датированный 1884 г., в действительности относится к 1882 г.

Читайте также  Что было хорошего в системе советского образования

Все рассказы и юморески, собранные в первом томе, появились в журналах и газетах 1880–1882 годов под псевдонимами или без подписи. Первая достоверно известная подпись Чехова в печати — «… въ» — находилась под «Письмом к ученому соседу». Затем широко применялся известный псевдоним «Антоша Чехонте» и его варианты: Антоша, Чехонте, Ан. Ч., Антоша Ч., Антоша Ч***, А. Чехонте, Дон Антонио Чехонте. Под некоторыми текстами стояли подписи: Человек без селезенки, Прозаический поэт, Г. Балдастов[101].
Готовя для книгоиздательства А. Ф. Маркса первое собрание своих сочинений, Чехов не смог разыскать всё, что было напечатано им за двадцать лет литературного труда, — своих «по всему свету разбросанных детищ». Некоторое число рассказов и юморесок, опубликованных под нераскрытыми псевдонимами или анонимно, затерялось на страницах журналов и газет конца 70-х — начала 80-х годов и не собрано до сих пор.
При подготовке этого тома были обследованы следующие издания 1877–1883 годов.
Журналы: «Стрекоза», «Будильник», «Осколки», «Иллюстрированный бес», «Зритель», «Свет и тени», «Мирской толк», «Москва», «Развлечение», «Русский сатирический листок», «Колокольчик», «Маляр», «Шут», «Фаланга» (Тифлис), «Гусли» (Тифлис), «Маяк» (Одесса), «Пчелка» (Одесса), «Добряк», «Эхо», «Ребус», «Нувеллист», «Нива», «Нева», «Иллюстрированный мир», «Огонек», «Природа и охота», «Россия», «Кругозор», «Детский отдых», «Родник».
Газеты: «Московский листок», «Минута», «Петербургский листок», «Газета А. Гатцука», «Суфлер», «Театр», «Азовский вестник», «Азовские слухи», «Таганрогский вестник», «Русский курьер», «Московская неделя», «Россия», «Русская газета», «Донская пчела», «Южный край», «Улей», «Порядок», «Светоч», «Свет», «Отголоски», «Гласность», «Рассвет».
Альманахи и сборники: «Незабудка», М., 1878; «Стрелок», М., 1878; «Комар», М., 1878; «Юла», М., 1878; «Весельчак-каламбурист», М., 1879; «Живые струнки», СПб., 1879; «Забавник», СПб., 1879; «Наши смехотворы» («Потешная библиотека»), СПб., 1879; «Радуга», М., 1879; «Репертуар веселья, забавы и смеха», М., 1879; «Сверчок», Одесса, 1879; Альманахи «Будильника» на 1879–1882 годы; «Сверчок», М., 1880; «Ворона в павлиньих перьях», М., 1880; «Скоморох», М., 1880; «Смехотвор, или Шуты гороховые», СПб., 1880; «Шут гороховый», Одесса, 1881; «Юморист», М., 1881; «Веселый попутчик», СПб., 1881; «Букет», СПб., 1881; «Чудеса московской выставки», СПб., 1882; «Ей, ей, умру от смеха», СПб., 1882; «Художественный альманах журнала „Свет и тени“», М., 1882; «Обломки», СПб., 1882; «Возбудитель удовольствий жизни, веселья, любви и счастья», М., 1883; «Кукареку», М., 1883; «Живая струна», СПб., 1883; «Муха», СПб., 1883; «Весельчак», СПб., 1883; «Забубенные головушки», СПб., 1883; «Матушкины сынки», СПб., 1883; «Медные лбы», СПб., 1883; «Фонарик», СПб., 1883; «Зубоскал», СПб., 1883; «Мотылек», Киев, 1883.
При обследовании проверялись: свидетельства о первом выступлении Чехова в печати; предположения об авторстве Чехова в спорных текстах; публикации приписываемого Чехову. Удалось обнаружить рассказы, юморески и стихотворения, принадлежащие, вероятно, Чехову (помещены в отделе «Dubia» тома XVIII). В том XVIII отнесены и 12 строк из № 30 журнала «Стрекоза» за 1880 г. («Комары и мухи»), предположительно выделяемые из всей 35-строчной публикации.
А. Пазухину запомнилось участие Чехова в альманахе «Иллюстрированный бес» (см. А. Измайлов. Чехов. М., 1916, стр. 84–85). В единственном увидевшем свет номере (М., 1880; экземпляр хранится в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ленинград) воспроизведены гравированные рисунки Н. П. Чехова; сопровождающий их текст не подписан. По документам архива Московского цензурного комитета установлен автор стихов и фельетонов «Иллюстрированного беса» — Александра Урвановна Соколова, работавшая в малой прессе под псевдонимом «Синее домино» (прошение А. У. Соколовой от 13 мая 1881 г., ЦГАМ, ф. 31, оп. 3, ед. хр. 2250, л. 41).
Центральный гос. архив литературы и искусства (Москва) приобрел сохранявшиеся в бумагах книгоиздательства А. Ф. Маркса гранки — материал для дополнительных томов посмертного издания сочинений Чехова. На восемнадцати больших листах сделаны оттиски рассказов, юморесок и фельетонов 1881–1886 годов. В их числе входящие в настоящий том «И то, и се (Письма и телеграммы)», «Салон де варьете», «Темпераменты», «В вагоне»[102], «Свадебный сезон», «Философские определения жизни», «Встреча весны». Здесь же из журнала «Будильник» за 1882 год были перепечатаны три юморески: «Обиднейшие из заграничных уток», «К истории рекламы», «Женский костюм в Париже». Первая была опубликована в «Будильнике» с подписью А., две другие — без подписи. Анализ содержания и стиля этих юморесок приводит к выводу, что они не принадлежат Чехову.

Юмористические рассказы Чехова. 9 класс

Вспоминаем короткие комедийные произведения Чехова и разбираемся, кто из его героев по-настоящему трудолюбив, а кто получил высокое звание по знакомству

Текст: Ольга Разумихина *

Творческий путь А. П. Чехова начался с коротеньких, не больше двух-трёх страниц, забавных рассказов — так называемых фельетонов. Фельетон — жанр, который отличается ярко выраженной сатирической направленностью: персонажи таких произведений являются не столько самостоятельными личностями, сколько носителями одной-двух неприглядных черт характера. Центральному герою фельетона, как правило, не хочется сопереживать — над ним хочется только посмеяться. Сочувствие же вызывают второстепенные персонажи, которые страдают от действий главных — злодеев, лицемеров или просто глупцов.

Именно такие рассказы и писал А. П. Чехов, когда ему было от шестнадцати до двадцати пяти. Первый его рассказ — «Письмо к учёному соседу» — написан от лица полуобразованного мужчины. Главный герой узнаёт, что его новый сосед серьёзно занимается наукой, и изо всех сил пытается соответствовать уровню адресата. В конце концов он даже решается высказать критику некоторых убеждений соседа. Получается вопиюще безграмотно, нелепо — и да, очень даже смешно. Например:

Вы сочинили и напечатали в своем умном соченении, как сказал мне о. Герасим, что будто бы на самом величайшем светиле, на солнце, есть чёрные пятнушки. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Как Вы могли видеть на солнце пятны, если на солнце нельзя глядеть простыми человеческими глазами, и для чего на нём пятны, если и без них можно обойтиться? Из какого мокрого тела сделаны эти самые пятны, если они не сгорают?

В «Письме к учёному соседу» высмеивается невежество, помноженное на гордыню. В самом конце письма выясняется, что главный герой считает себя не просто любителем науки, но и исследователем, и вот одно из его «открытий»: «День зимою оттого короткий, что подобно всем прочим предметам видимым и невидимым от холода сжимается и оттого, что солнце рано заходит, а ночь от возжения светильников и фонарей расширяется, ибо согревается». Чехов намеренно допустил в «Письме. » множество орфографических ошибок: таким образом он показал, что его герой несведущ не только в физике, химии, биологии и астрономии, но и в области русского языка.

При всём этом Чехов намеренно утрирует отрицательные качества, которыми обладают главные герои его фельетонов. Как и автор знаменитых басен И. А. Крылов, Антон Павлович подчёркивает, что всё происходящее — занятный вымысел; однако сказка ложь, да в ней намёк. Не случайно, сочиняя фельетоны и отправляя их в юмористические журналы, Чехов подписывался не настоящим именем, а ироничными псевдонимами. Среди них были и такие:

Читайте также  Особенности службы на флоте
  • Антоша Чехонте;
  • Дон-Антонио Чехонте;
  • Шиллер Шекспирович Гёте;
  • Архип Индейкин;
  • Брат моего брата;
  • Врач без пациентов;
  • Человек без селезёнки;
  • Вспыльчивый человек;
  • Прозаический поэт;
  • Юный старец;
  • Гайка № 6.

    Среди всех этих псевдонимов выделяются два: Антоша Чехонте — так прозвал юного Антона преподаватель закона Божьего в Таганрогской гимназии — и Человек без селезёнки, который был придуман Чеховым, скорее всего, во время обучения на медицинском факультете Московского университета. Медицинское образование, кстати, стало для Чехова как для писателя ценнейшим опытом, а в его рассказах появилось много героев-врачей, в том числе знаменитый Ионыч. Но о «серьёзных» произведениях Чехова поговорим через неделю, а пока вернёмся к фельетонам.

    «Хамелеон»

    Рассказ «Хамелеон» наиболее прост для восприятия, ведь в нём почти нет скрытых подтекстов и неоднозначных деталей, в отличие от «Толстого и тонкого» и «Смерти чиновника». Здесь действие разворачивается вокруг пустякового, казалось бы, события:

    . из дровяного склада купца Пичугина, прыгая на трёх ногах и оглядываясь, бежит собака. За ней гонится человек в ситцевой крахмальной рубахе и расстегнутой жилетке. Он хватает собаку за задние лапы. Слышен вторично собачий визг и крик: «Не пущай!»

    Казалось бы, пройди себе мимо, но не таков полицейский надзиратель Очумелов: он бежит разбираться. Но не потому, что ему так важен закон, а потому, что ему хочется почувствовать себя важным. Будь Очумелов принципиальным блюстителем порядка, его помощник — городовой Елдырин — вряд ли бы вышагивал рядом по базарной площади с решетом, «доверху наполненным конфискованным крыжовником». Ведь очевидно, что Елдырин просто пользуется своим положением и «конфисковал» у кого-то из торговцев ягоды просто потому, что ему захотелось полакомиться.

    И вот Очумелов грозится истребить собаку — ровно до того момента, пока ему не сообщают, что щенок вроде бы принадлежит генералу Жигалову. Надзиратель сразу «переобувается» и удивляется: как такая маленькая собачонка может причинить кому-то вред? Очумелов меняет мнение несколько раз, в итоге выясняется, что щенка привёз генералов брат, и пострадавший оказывается осмеян — не только надзирателем и городовым, но и всей толпой, которая собралась на крики. Вот вам и «тёмное царство», состоящее из хамелеонов! Кстати, хамелеон, если кто не знал, — это экзотический зверь, способный менять цвет кожи; это помогает ему делаться как бы невидимым для хищников. Вот и Очумелов с Елдыриным, а заодно и зеваки всеми силами стараются слиться с окружением (в переносном, разумеется, смысле).

    «Толстый и тонкий»

    «Толстый и тонкий» — ещё один рассказ, в котором высмеивается раболепство перед теми, кто богаче и влиятельнее. Вот только у «тонкого» Порфирия, в отличие от «хамелеона» Очумелова, никаких видимых причин трепетать перед сильными мира сего нет. Перед ним — вовсе не грозный генерал, а старинный друг. Вот как начинается рассказ:

    На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подёрнутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей. Из-за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком — его жена, и высокий гимназист с прищуренным глазом — его сын.

    — Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого.— Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

    — Батюшки! — изумился тонкий.— Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

    Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слёз.

    Итак, «толстый», несмотря на свою пресыщенность, не забыл старого друга, и вполне искренне интересуется, как Порфирий поживает. (Читатель, правда, может усмотреть в таком интересе только возможность похвастаться — и, скорее всего, так и есть.) Однако главным объектом сатиры становится не «толстый», а «тонкий», который, узнав о том, что его товарищ дослужился до тайного советника, сразу же начинает перед ним лебезить, называть не иначе как «ваше превосходительство», повторять одно и то же. В итоге, как мы помним, «толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило».

    Что самое забавное, Порфирий — человек куда более честный, старательный и ответственный, чем его давний друг. Публицист М. Блау в замечательной статье «А. П. Чехов и «Табель о рангах» замечает:

    Велики ли успехи «тонкого» в карьерном продвижении? Пожалуй, да. Статский чин коллежского асессора соответствовал воинскому званию капитана. В то время этот чин давал право на личное дворянство. Так что даже скромное представление: «такой-то, коллежский асессор» производило на окружающих впечатление внушительное. Если принять ещё во внимание имя «тонкого», Порфирий, достаточно распространенное в купеческой и духовной, но не в дворянской среде, можно понять — ему есть чем гордиться.

    Также М. Блау отмечает, что «тонкий» путешествует не просто так: в поезде он оказывается потому, что его семья переезжает (Порфирия откомандировали служить столоначальником). Должность же столоначальника чаще всего занимали не коллежские асессоры, а надворные советники (чиновники рангом выше), а это значит, что, скорее всего, Порфирия вот-вот повысят. Так что «тонкий», одновременно с продвижением по службе содержавший пусть небольшую, но всё-таки семью, заслуживает уважения куда больше, чем Михаил, явно получивший звание тайного советника по знакомству. Но «тонкий» этого не осознаёт — в нём сразу же срабатывает инстинкт, присущий, увы, в основном людям, привыкшим зарабатывать на хлеб честно: будь со «старшим» настолько почтителен, насколько возможно. Ведь именно от таких, как «его превосходительство», и зависит твоё продвижение по службе, а значит, и материальное благополучие твоей семьи.

    «Смерть чиновника»

    Наконец, в фельетоне «Смерть чиновника» тема раболепия доведена до абсурда. Его главный герой — «прекрасный экзекутор Иван Дмитрич Червяков» — из-за привычки пресмыкаться не просто подвергается осмеянию (как Очумелов) и не теряет друга (как «тонкий» Порфирий), а взаправду умирает. И нет, это не спойлер; если на то пошло, указание на финал рассказа содержится в самом его названии. Почему же А. П. Чехов выбрал такую необычную форму для одного из самых гротескных своих сатирических произведений?

    Как мы уже могли заметить, в чеховских фельетонах интрига (в отличие от меткого изображения типических характеров) играет далеко не центральную роль. Если при чтении «Хамелеона» читатель как-никак удивляется, узнав, что собака, которую грозился истребить Очумелов, оказалась генеральская, и гадает, чем же для всех участников — и в том числе для собачки — закончится внезапная сцена, — то исход «Толстого и тонкого» можно без труда предугадать с самого начала. То, что импозантный богач с «лоснящимися, как спелые вишни», губами не найдёт общего языка с тощим коллежским асессором, в принципе понятно. В «Смерти чиновника» читатель и вовсе узнаёт финал, прочитав лишь первые два слова. И всё-таки интрига сохраняется: мы знаем, что чиновник умрёт, но не знаем как.

    Что же происходит с носителем неприглядной фамилии Червяковым? Во-первых, он служит экзекутором — это, согласно справочнику «Чины, звания и должности» В. Федорченко, «чиновник, ведавший хозяйственной частью учреждения и наблюдавший за внешним порядком в работе канцелярских служителей». Это, как и в случае с «тонким» Порфирием, не та должность, которой следует стыдиться. Чин у Червякова, скорее всего, такой же — коллежский асессор. Для сравнения, коллежским асессором в должности экзекутора был другой герой, уже наверняка знакомый девятикласснику, — дородный, толстый, вечно куда-то спешащий, обласканный вниманием начальства дворянин Яичница из пьесы Н. В. Гоголя «Женитьба». Так почему же Яичница знает себе цену, а Червяков настолько переживает из-за того, что случайно обрызгал слюной статского генерала Бризжалова, что в итоге умирает?

    Возможно, дело, как ни странно, в якобы «тонком» воспитании Червякова, которому хотелось бы считать себя развитым человеком с хорошим чувством вкуса. Не случайно инцидент с Бризжаловым — ещё одна говорящая фамилия — происходит не на вокзале, как в «Толстом и тонком», а в театре. Вот только смотрит Червяков постановку весьма незамысловатую — оперетту «Корневильские колокола», которая привлекала зрителей мужского пола в основном тем, что актрисы, игравшие служанок, исполняли там весьма вольные танцы. Так что в рассказе «Смерть чиновника» высмеивается не только раболепство перед начальством, но и бескультурье, которое прячется под маской интеллигентности.

    Использованные материалы:

    Колонка «В помощь школьнику» будет полезна и тем, кто хочет просто освежить в памяти сюжет той или иной книги, и тем, кто смотрит глубже. В материалах О. Разумихиной найдутся исторические справки, отсылки к трудам литературоведов, а также указания на любопытные детали и «пасхалки» в текстах писателей XVIII— XX вв.

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: