Как называется преследование людей

ЖизньЧеклист: 8 признаков сталкинга, которые по ошибке принимают за знаки внимания

Большие жесты и случайные встречи

  • 19 июня 2020
  • 68568
  • 24

Сталкинг — распространённая и знакомая многим проблема. Например, в США с преследованиями сталкивается каждая шестая женщина и примерно один из девятнадцати мужчин. Точных статистических данных по России нет, как и нет отдельного закона: действия преследователей могут подпадать под некоторые статьи УК, но не всегда — как, например, в случае с постоянными звонками.

При этом в массовой культуре сталкинг принято романтизировать: преследование, навязчивое поведение и нарушение границ нередко объясняют «сильной любовью». В такой ситуации пострадавшим остаётся только доверять своим ощущениям — то, что другим кажется «милым», может серьёзно нарушать границы другого человека.

К тому же действия, которые можно расценить как сталкинг (или как минимум упорную слежку), совершают многие из нас. Самый очевидный пример — постоянный мониторинг страниц бывшего партнёра или партнёрши в соцсетях после расставания. Разбираемся, какие «безобидные» действия на самом деле могут быть признаками насилия.

Вам постоянно звонят и пишут сообщения

Конечно, не каждая оживлённая переписка — повод бить тревогу. Например, нет ничего страшного в ситуации, когда люди в начале отношений или постоянные партнёры регулярно и подолгу переписываются — если людям искренне интересно друг с другом, вряд ли здесь есть признаки проблемы. Со сталкингом ситуация иная: одним из частых его проявлений называют навязчивые звонки и сообщения, в том числе и в соцсетях. Сталкером, настаивающим на общении с помощью звонков и сообщений, может быть как незнакомый человек, так и кто-то, с кем пострадавшая уже была немного знакома, или, например, бывший партнёр, который уверен, что пытается спасти развалившиеся отношения или брак, — это нередкая ситуация.

В подобных случаях пострадавшие могут столкнуться с мнением, что сталкер просто уделяет им внимание и вся ситуация якобы должны быть им приятна. Но это, конечно, не так: если действия становятся навязчивыми, а человек не понимает, что нарушает чужие границы или просто предпочитает их игнорировать, речь идёт о насилии.

Вы получаете кучу лайков к старым фотографиям и постам

Будем честны: наверное, в мире не осталось ни одного человека с доступом к безлимитному интернету, который не изучал бы в соцсетях профили потенциального партнёра или человека, с которым собирается пойти на свидание. К тому же нередко это вопрос безопасности или способ сразу избавить себя от возможного разочарования — например, если вы категорически несовместимы во взглядах.

Сталкинг от этих простых действий отличают систематичность и масштаб действий: например, если человек не ограничивается одной страницей, а вычисляет всех бывших партнёров, друзей и членов семьи человека, который ему интересен. Кроме того, тревожным звонком могут стать многочисленные лайки на старых фотографиях. В том, что человек заинтересовался вашей страницей, может не быть ничего плохого — но постоянные лайки могут стать ещё одним элементом навязчивого внимания, как и, например, многочисленные сообщения.

Человек подмечает мельчайшие детали о вас

Интересоваться другими людьми, подмечать подробности их жизни — вполне обычная история. В конце концов, нет ничего странного в том, что мы хотим узнать больше о человеке, который нам нравится, — или сталкиваемся с этим со стороны другого.

Но в ситуации сталкинга такое внимание становится не милым, а пугающим — например, если неочевидные подробности вашей жизни оказались известны человеку, которого вы совсем мало знаете. Или если речь идёт о личной информации, которую вы вообще мало кому сообщали. Сегодня, когда мы оставляем бесчисленное количество информации о себе онлайн в открытом доступе, выяснить что-то о других людях довольно легко. Неожиданные знания собеседника могут говорить в том числе и о том, что за вами внимательно следят или что человек получил доступ к закрытой информации, например, подобрав пароль. Это едва ли можно назвать приятным вниманием.

Человек говорит, что будет «бороться за любовь до конца»

Разные проявления насилия в массовой культуре нередко принято романтизировать. Отсюда берутся новостные заголовки об «убитой возлюбленной» или «убийстве на почве ревности», когда речь идёт о домашнем насилии в его максимальном проявлении. В кино и литературе нередко можно встретить идею, что за любовь нужно бороться до конца, невзирая на препятствия. В реальной жизни за такое «препятствие» принимают в том числе и простое нежелание строить отношения — а человек, столкнувшийся с отвержением, продолжает нарушать чужие границы. Неслучайно нередко встречается ситуация, когда сталкерами становятся бывшие партнёры, уверенные, что они пытаются таким образом «спасти любовь». Но это едва ли можно назвать чем-то кроме насилия.

Для вас делают большие жесты, которых вы не хотите

Ещё один троп, регулярно встречающийся в поп-культуре. Большой жест, который якобы должен помочь героям преодолеть разногласия на пути к счастью, — на этом часто строятся ромкомы. Но многие любимые зрителями сцены, если бы они происходили в реальной жизни, скорее вызвали бы ужас, чем умиление. Хрестоматийный пример — сцена с плакатами из «Реальной любви», где герой, влюблённый в жену близкого друга, приходит к ней домой, просит не говорить ни о чём мужу и признаётся в любви. Эту сцену принято воспринимать как грустную и трогательную историю неразделённой любви — хотя она легко превращается в триллер, если добавить другую музыку.

Масштабные жесты, дорогие подарки или, например, регулярно присылаемые цветы тоже могут быть симптомами сталкинга — особенно если сталкер не хочет останавливаться, несмотря на просьбы перестать и прямые отказы. Человек, находящийся внутри ситуации, может воспринимать такие подарки и действия как пугающее вторжение в личное пространство, а не романтический жест и свидетельство сильной любви.

Вы всё время встречаетесь в неожиданных местах — якобы случайно

Традиционно сталкингом принято считать физическое преследование — оно существовало до соцсетей и киберсталкинга и сохраняется и сегодня. Один из возможных сигналов — если вы всё время случайно встречаетесь в разных местах. Конечно, бывают и совпадения — но сталкеры могут выслеживать, куда идёт и где окажется нужный им человек, чтобы вновь встретиться. С соцсетями это становится особенно просто — например, если вы привыкли отмечать в фейсбуке, на какие мероприятия пойдёте, или вы или ваши друзья документируете все перемещения в сториз с геотегом. В кино и сериалах ситуация, когда один человек подкарауливает другого, часто завязка романтической истории. В реальности это может быть очень пугающим и травмирующим опытом для пострадавших.

Вам настойчиво предлагают встретиться

Настойчивость принято считать положительным качеством. Касается это и отношений: считается, что мужчина-«рыцарь» должен завоевывать возлюбленную, даже если она не хочет отношений. В реальности эта установка — продукт культуры насилия. Женщины, столкнувшиеся с преследованиями могут испытывать тревогу и страх из-за навязчивых попыток сталкера встретиться с ними лично. Иногда это заканчивается и вовсе прямой агрессией: например, когда сталкер без предупреждения появляется там, где находится пострадавшая, пытается самостоятельно проникнуть в место, где живёт женщина, или угрожает что-то предпринять, если та не согласится с ним встретиться. Всё это говорит не о любви, а о желании контролировать другого человека.

Вас пытаются контролировать

Забота — важная часть отношений. Но нередко за неё принимают попытку контролировать другого человека. Например, если человек дотошно выясняет, где и с кем вы находитесь, или хочет поминутно знать расписание вашего дня. Сам по себе контроль может быть признаком и другой ситуации — например, партнёрского насилия. Но он может быть связан и со сталкингом — особенно если, узнав ваше расписание, человек начинает следить за вами или приходить туда же, где вы находитесь, без приглашения.

Что такое сталкинг и как от него защититься? Инструкция психолога

Сталкинг — это нежелательное, навязчивое внимание к человеку и его преследование. В России такие действия преступлением не считаются. В рамках выставки «Во что ты была одета?» психолог, координаторка стажерской программы «ИНГО. Кризисный центр для женщин» Хана Корчемная прочитала лекцию о том, как отличить преследования от флирта и как защитить себя от сталкинга. «Такие дела» публикуют ключевые тезисы выступления.

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости

Что такое сталкинг

Хана Корчемная указывает, что сталкинг часто путают с флиртом: существует заблуждение, будто влюбленный мужчина не способен провести границу между ухаживаниями и преследованием. Главное отличие между ними заключается в том, что флирт приносит удовольствие обеим сторонам, а преследователь отправляет сообщения и подарки против воли жертвы.

«Все мы люди, наделенные в той или иной степени эмпатией, сочувствием, определенным способом видеть невербальные сигналы и эмоциональные проявления. Женщина может не говорить нет, но если она демонстрирует страх, смущение, дискомфорт, то можно ожидать, что влюбленный человек отреагирует на это, наоборот, более чутко. Этого обычно не происходит, если мы говорим о сталкинге», — обозначает различия Корчемная.

По ее мнению, сталкинг — это один из видов насилия, возникающий из-за гендерных стереотипов. Специалистка кризисного центра говорит, что распознать насилие бывает сложно из-за сложившихся вокруг него мифов: жертва и общество могут оправдывать агрессора и объяснять его поведение трудным детством или непростыми предыдущими отношениями. Корчемная уточняет, что такой негативный опыт, наоборот, помогает понимать чувства пострадавших.

«Насилие — это не проявление болезни, не проявление какой-то особой травмы. Это не сложности на работе и, как ни парадоксально, это даже не прямое следствие сексизма и женоненавистничества со стороны этого мужчины. Чаще всего насилие происходит именно потому, что в сознании человека допустимо применять власть, контроль, силу по отношению к более уязвимым людям, которые от него зависят. Любое насилие происходит потому, что человек считает его допустимым», — комментирует Корчемная.

Признаки сталкинга

Специалистка рассказывает: большинство сталкеров абсолютно здоровы и преследуют не всех подряд, а конкретных людей, которые не могут ответить им равноценно. Примеры преследования — настойчивые попытки общаться с человеком, несмотря на его нерасположенность к контакту (обычно навязчивые звонки и сообщения), слежка в реальной жизни или социальных сетях, подглядывание, попытки проникнуть в квартиру. Современная разновидность сталкинга — через онлайн-переводы денег: даже если преследователя заблокировали во всех соцсетях, с помощью денежных переводов он сможет оставлять сообщения.

Характерной стратегией сталкинга выступают шантаж самоубийством или причинением себе боли, запугивание жертвы, угрозы ей и ее близким, обещания испортить имущество. Хана Корчемная говорит, что преследователи пытаются навязать ответственность за свое благополучие на жертву. «От “смотри, до чего ты меня довела” до “только ты можешь меня спасти”», — приводит примеры она.

Специалистка кризисного центра напоминает: в насилии виноват насильник, оно может произойти вне зависимости от того, как пострадавшая себя вела и как отвечала агрессору. По ее словам, один из четких признаков, что речь идет о насилии, а не о конфликте, — ощущение, что отвечать честно и отстаивать себя перед собеседником опасно или чревато неприятными последствиями, мысли о том, что подстроиться и стерпеть правильнее, «иначе хуже будет».

Что делать при сталкинге

Корчемная говорит, что часто женщины, сталкивающиеся со сталкингом и насилием, боятся просить о помощи и чувствуют себя в изоляции. По российскому законодательству преследование не считается полноценным преступлением, однако отдельные проявления сталкинга могут попасть под статьи о клевете или угрозе убийством.

Чтобы защитить себя, важно помнить о кибербезопасности: настроить двухэтапную аутентификацию для входа в свои аккаунты, закрыть доступ к своим соцсетям, блокировать нежелательные звонки. «Может показаться, что настоящая безопасность в интернете доступна только профессиональным хакерам, но на самом деле многие вещи не так сложны. Какие-то моменты можно разобрать при помощи юриста и психологини кризисного центра, чтобы хотя бы немного улучшить свою кибербезопасность», — говорит Корчемная.

Следующий шаг — рассказать о преследовании родным и близким. По словам консультантки кризисного центра, в таких случаях пострадавшие опасаются осуждения и обесценивания, боятся показаться неадекватными, давящими на жалость или нагнетающими проблемы. Поэтому на факт преследования нередко обращают внимание лишь постфактум, после совершения реального насилия. Даже в глазах родственников и подруг женщина может якобы “неправильно себя вести”, провоцировать преследователя или притягивать людей определенного типа, говорит Корчемная.

Специалистка кризисного центра уточняет, что преследования — тот вид насилия, который сложнее распознать в сравнении с домашним или сексуализированным, а сталкера и потенциального насильника сложно определить заранее. Хана советует изучать специализированную литературу — например, книгу «Зачем он это делает?» Ланди Банкрофта. Иногда жертве требуется физическое сопровождение: подруга или другой близкий человек могут ездить с ней на работу, если она боится оставаться одна.

Читайте также  Как умер Олег Янковский

«Есть женщины, которым достаточно сложно принять, что, допустим, этот конкретный сталкер отступит, только если увидит другого мужчину рядом с ней. Или встретит отца, который скажет: “Это моя дочь, я тебе вломлю, если что”. Это может быть очень унизительно — понимать, что женщина своими средствами не может убедить сталкера и он понимает только патриархальную логику “я собственность другого мужчины”. Но когда мы говорим о риске для жизни или риске для здоровья, то практически все средства хороши», — считает специалистка.

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • Главная
  • Помогаем
  • Авторы
  • Редакция
  • Для новых авторов
  • Все материалы
  • Стать партнером
  • Новости
  • Сюжеты
  • Спецпроекты
  • Фотография
  • Словарь
  • Афиша
  • О фонде
  • Контакты
  • Отчеты
  • Для НКО
  • Персональные данные
  • Пожертвовать
  • Стать волонтером
  • Частые вопросы
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  1. Значение настоящей публичной оферты
    1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в разделе 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на реализацию уставных целей Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
    2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте в сети Интернет: takiedela.ru, sluchaem.ru, 365.nuzhnapomosh.ru, beznadege.net, nuzhnapomosh.ru, https://nuzhnapomosh.ru/donate/.
    4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
    5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
    6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
    7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
  2. Существенные условия Договора
    1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором.
    2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
  3. Порядок заключения Договора
    1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
    2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием назначения пожертвования «пожертвование на Благотворительную программу “Нужна помощь.ру», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
        При получении безадресного пожертвования на расчетный счет по реквизитам, Фонд самостоятельно конкретизирует его использование, исходя из статей бюджета, утвержденных Советом фонда, являющихся неотъемлемой частью деятельности Фонда либо направляет их на расходы на административные нужды Фонда в соответствии с Федеральным законом №135 от 11.08.1995 г. «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)».
      2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
    3. Совершение Донором любого из действий, предусмотренных пунктом 3.2 Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    4. Датой акцепта Оферты и, соответственно, датой заключения Договора является дата поступления денежных средств от Донора на расчетный счет Фонда, а в случае, предусмотренном п. 3.2.2. — дата выемки уполномоченными представителями Фонда денежных средств из ящика (короба) для сбора пожертвований.
    5. Фонд обязуется использовать полученные от Донора денежные средства в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и в рамках своей уставной деятельности.
  4. Прочие условия
    1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, уставными целями деятельности Фонда, осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты.
    2. Донор имеет право на получение информации об использовании пожертвования. Для реализации указанного права Фонд размещает на сайте:
      1. информацию о суммах пожертвований, полученных Фондом, в том числе о суммах пожертвований, полученных для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
      2. отчет о целевом использовании полученных пожертвований, в том числе для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
      3. отчет об использовании пожертвований в случае перемены целей, на которые направляется пожертвование. Донор, не согласившийся с переменой цели финансирования, вправе в течение 14 календарных дней после публикации указанной информации потребовать в письменной форме возврата денег.
    3. Фонд не несет перед Донором иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.
    4. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  5. Реквизиты Фонда

    Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

    Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
    ИНН: 9710001171
    КПП: 770401001
    ОГРН: 1157700014053
    р/с 40703810701270000111
    в ТОЧКА ПАО БАНКА «ФК ОТКРЫТИЕ»
    к/с 30101810845250000999
    БИК 044525999

    Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

    Меня преследует навязчивый поклонник. Что делать с таким сталкингом?

    Уже почти полгода меня преследует навязчивый поклонник. Он пишет гадости мне, мужу, родственникам, знакомым и друзьям. Причем как порочащие честь, так и просто описания моей смерти и смерти моего мужа. Оставляет мои контактные данные на сайтах больниц, онкологических центров и салонов ритуальных услуг. Я вынуждена была сменить место жительства, университет, но ничего не помогает. У меня уже начались истерики от каждого его появления в моей жизни.

    Что можно сделать и поможет ли закон хоть как-нибудь в этом случае?

    Сочувствую вам: это очень неприятно, когда такое внимание становится навязчивым и тем более когда превращается в преследование. Я из личного опыта знаю, что многие девушки часто сталкиваются с подобным, но не всегда знают, что с этим делать и как предотвратить. Для такого поведения придумали даже специальное понятие — сталкинг.

    Расскажу, что это такое и как с ним бороться.

    Что такое сталкинг

    Stalking в переводе с английского означает «преследование». Если говорить простым языком — это один из видов домогательств, который включает слежку за другим человеком, навязчивые сообщения и постоянные попытки установить контакт, угрозы, приставания, издевательства и так далее.

    Иногда преследователь пытается вызвать у жертвы чувство вины и манипулировать этим чувством. Например, сталкер не угрожает жертве физической расправой, а говорит о самоубийстве. Причем вину за это возлагает на жертву.

    Жертвами сталкинга часто становятся бывшие партнеры сталкеров. Типичная жертва сталкера — неконфликтная и спокойная девушка, не склонная к агрессии, хотя бывает и по-разному.

    Жизнь жертвы сталкинга может превратиться в кошмар.

    Что говорит закон о сталкинге

    В некоторых странах, например в Великобритании, ответственность за сталкинг предусмотрена как за самостоятельное преступление. Но это скорее особенность местного прецедентного законодательства.

    В российском уголовном кодексе нет отдельной статьи, которая предусматривает наказание за сталкинг. Несколько лет назад активисты пытались собрать подписи с требованием ввести такую статью, но необходимого числа подписей не набрали.

    Но, даже если в УК РФ нет отдельной статьи, это не значит, что вы беззащитны перед преследователем. Сталкинг с точки зрения законодательства РФ — это не одно правонарушение, а их серия. Каждая угроза и каждое действие навязчивого поклонника, когда он вас преследует, — это самостоятельные правонарушения. И к ответственности можно привлечь именно за каждое правонарушение в отдельности.

    Для сталкера это не очень хорошо. За рубежом все, что он делает, рассматривали бы как одно правонарушение, а у нас — как систематическое нарушение закона. И поэтому можно применить более строгие меры воздействия, если человек вовремя не остановится.

    Поясню на примере другого правонарушения. Многие удивляются, что у нас нет отдельной статьи в уголовном кодексе за серийные или массовые убийства. Но это не значит, что в России маньяков отпускают на свободу. Их осуждают по статье за убийство, а серийность или массовость учитывают при вынесении приговора.

    Так же и со сталкингом: отдельного преступления нет, но есть много эпизодов уголовно наказуемых деяний. Если дойдет до суда, то их количество и последовательность учтут при вынесении приговора.

    Что можно сделать в рамках закона

    Сталкер пишет вам и мужу письма, которые порочат честь и достоинство — ваши и ваших близких. Эти действия можно квалифицировать как клевету. За такое наказывают штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы за полгода или обязательными работами на срок до 160 часов. Главное — не забудьте сохранить все письма, в том числе электронные. И сделать аудиозаписи телефонных звонков.

    Я не понимаю, с какой целью сталкер оставляет ваши контактные данные на сайтах больниц, онкологических центров и салонов ритуальных услуг. А от цели здесь зависит многое. Если таким образом он пытается угрожать вашей жизни и здоровью — его действия можно квалифицировать как угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

    Если полагаете, что он может реально осуществить свою угрозу и сделать вас или ваших близких клиентами морга или похоронного бюро, — обязательно укажите это в заявлении в полицию. Наказание по этой статье — от обязательных работ на срок до 480 часов до лишения свободы на срок до 2 лет.

    Сталкер, по всей видимости, следит за вами через соцсети либо каким-то образом наблюдает за вами визуально. Эти действия попадают под статью о незаконном сборе или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну. За сбор таких сведений или их распространение — наказание от штрафа в размере до 200 тысяч рублей до лишения свободы на срок до 2 лет.

    Если сталкер взломал ваши страницы в соцсетях, электронную почту или украл и прочитал письма из почтового ящика, его можно привлечь к ответственности за нарушение тайны переписки и телефонных переговоров. За это могут оштрафовать на 80 000 рублей, назначить обязательные работы на срок до 360 часов или исправительные работы на срок до года.

    Как видите, можно и без отдельного закона привлечь сталкера к ответственности. Если подойти к делу грамотно, то вместо одного преступления он рискует стать обвиняемым по целому ряду уголовных статей. Ориентироваться нужно на конкретные противоправные действия, совершенные им против жертвы.

    Как вести себя жертве сталкинга

    Я не рекомендую менять место жительства и учебы и впадать в панику. Это и есть основная цель сталкера: он чувствует страх жертвы и ошибочно полагает, что она полностью находится под его контролем. Для тех, кто попал в такую ситуацию, возможен следующий алгоритм действий.

    Не впадайте в панику. Если приходится вести диалог со сталкером и не можете сдержать эмоций — найдите для этого посредника. Это может быть близкий человек или родственник.

    В диалоге со сталкером основное правило — всегда четко говорить «нет». Нет встречам, нет каким-либо условиям с его стороны. Не используйте двусмысленные формулировки, которые могут дать сталкеру даже иллюзорную надежду на то, что вы будете выполнять его требования. Никаких «может быть», «возможно» или «потом».

    Диалог со сталкером — это не способ его переубедить. Добровольно от своих заблуждений он не откажется. Диалог — это способ сбора доказательств. Личное общение я не рекомендую, его сложнее документировать. Но если сталкер звонит вам по телефону — включите аудиозапись. Если пишет — сохраняйте переписку и снимайте скриншоты с экрана.

    Я понимаю, что это непросто, но задавайте сталкеру вопросы. Основной: что будет, если вы откажетесь от общения с ним? Какие действия он предпримет? Основная задача — вывести его на прямые угрозы в ваш адрес и в адрес ваших близких. Если в диалоге с вами или в переписке он перейдет к прямым или завуалированным угрозам — фиксируем их и переходим к следующему этапу.

    Да, это может быть страшно и неприятно. Но без доказательств привлечь виновного к ответственности не получится. Если боитесь общаться с ним сами — найдите человека, которому сможете это доверить.

    Как подать заявление в полицию

    Ни в коем случае не пишите в заявлении, что вас преследуют и вы просите оградить от преследователя. Полиции в этом случае будет проще отказать: за преследование и сталкинг нет уголовной ответственности.

    Принцип следующий: как только сталкер что-то сделал, с вашей стороны меры противодействия должны следовать немедленно. Разместил в соцсетях запись клеветнического содержания — пишите тут же заявление в полицию с просьбой привлечь его к уголовной ответственности за клевету. Угрожал вам по телефону — тут же составляйте заявление о том, что вашей жизни и здоровью угрожали с такого-то номера и вы просите привлечь виновного к ответственности. Укажите, что угрозы воспринимаете как реальные, и приложите запись разговора.

    Если сталкер сообщил о малоизвестном факте из вашей жизни — просите привлечь за незаконный сбор сведений о частной жизни. Разрыв по времени между событием и заявлением в полицию должен быть минимальным. И в каждом заявлении всегда указываем соответствующие номера статей УК РФ — их я перечислял выше.

    Если не знаете точных данных сталкера — это не повод отказаться от заявления в полицию. Вы не обязаны устанавливать его личность. Это работа полиции. Просто напишите, что данные его вам неизвестны. На этом основании отказать в приеме заявления вам не могут.

    Подавайте заявление в окошко дежурной части лично или отправляйте по почте заказным письмом. Если подаете лично — всегда требуйте у дежурного талон-уведомление. В нем указан номер вашего заявления и дата приема. На основании этих данных вы можете отслеживать, кто работает по вашему заявлению и какие меры приняты. А если меры приняты не будут — можно обжаловать бездействие полиции в прокуратуре и суде.

    Не молчите о ситуации. Расскажите о ней своим близким. Если у вас есть возможность — предайте ситуацию максимальной огласке, например поделитесь на своей странице в соцсетях. А вот эмоций и переживаний в рассказе я рекомендую избегать, чтобы не давать надежд сталкеру. Рассказ должен быть простой и короткий: что какой-то неудачник вас преследует и пытается диктовать условия. Но ничего у него не выйдет, а вот отвечать ему придется по всей строгости закона.

    После сбора доказательств прекращаете любые контакты со сталкером. Ставите его телефон в черный список, а аккаунты в соцсетях отправляете в список игнорируемых. Но предварительно пожалуйтесь администрации соцсети на преследование этого пользователя.

    Что будет дальше

    Полиция обязана проверить ваши заявления. Если приложите к заявлениям доказательства преследования, это сильно упростит полиции задачу. После каждой выходки сталкера к нему будут приходить усталые люди в форме, вызывать на допросы, брать объяснительные, составлять протоколы и зачитывать статьи уголовного кодекса.

    В большинстве случаев этого достаточно, чтобы преследование прекратилось. Если оно продолжается — не останавливайтесь, подавайте заявления дальше. И рано или поздно вы добьетесь привлечения сталкера к ответственности.

    1. Не бойтесь защищать себя любыми законными способами.
    2. Отдельной статьи за сталкинг в УК РФ нет. Но каждое действие сталкера нарушает другие статьи УК РФ.
    3. Собирайте доказательства.
    4. Если вас преследуют — не бойтесь подать заявление в полицию.

    Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

    Сталкинг: как люди превращаются в параноидальных преследователей

    Как становятся сталкерами, кто сначала безумно влюбился в Бьорк, а потом хотел ее взорвать, в каких странах предусмотрено уголовное наказание за навязчивое преследование — в материале «Футуриста».

    Сталкеринг, он же сталкинг, — нежелательное навязчивое преследование человека другим человеком или группой людей. Такое преследование может проявляться в бесконечных звонках, сообщениях, слежке, запугивании или в домогательствах. О сталкинге, как о проблеме, заговорили еще в девяностых. Поводом, во многом, послужили яркие примеры участившихся преследований знаменитостей.

    В 1996 году американский 21-летний офицер Рикардо Лопес попытался убить исландскую певицу Бьорк, отправив в ее лондонскую резиденцию посылку с бомбой. Ее успел перехватить Скотланд-Ярд. Причем Лопес так и не узнал, удалось ли ему свершить задуманное. После отправки посылки он вернулся домой и застрелился под песню Бьорк, записав самоубийство на камеру. Болезненное влечение Лопеса началось в 1993 году, когда он стал собирать информацию о жизни певицы, письма ее поклонников. Спустя три года он узнал о том, что Бьорк встречается с музыкантом Голди. Лопес разочаровался, посчитал отношения Бьорк изменой и в конечном счете решил убить ее. Но, к счастью, не вышло.

    Еще одной жертвой фаната-сталкера в свое время стала Гвинет Пэлтроу. В 1999 году некий Данте Сойу, влюбленный в актрису, пришел в дом родителей Пэлтроу в Санта-Монике. Его, естественно, прогнали. Но Сойу не сдался — заваливал родительский дом актрисы письмами к ней и посылками с секс-игрушками. Родители Гвинет обратились в полицию. И в 2000 году суд отправил Данте на принудительное психиатрическое лечение. Через три года его выпустили из клиники. А в 2009 году под его прицел снова попала Пэлтроу. Он присылал ей украшения, книги, подарки, письма и пытался извиниться за прошлое поведение. Пэлтроу это все равно пугало, и она обратилась в суд. Но в 2016 году суд присяжных признал Сойу невиновным, сославшись на отсутствие непристойных вещей в посылках.

    С появлением интернета сталкинг получил большее распространение. За любимыми актерами или певицами, да и не только за ними, стало легче следить. Письма и навязчивые сообщения стало возможным отправлять не только по реальному адресу, но и по электронной почте или в социальных сетях. Только в этом году арестованы сталкеры, преследовавшие супермодель Беллу Хадид, певицу Лану Дель Рей. Так называемый киберсталкинг приобрел большую популярность, чем физическое преследование. Киберсталкерами, как правило, движут несколько целей: желание знать местонахождение своей жертвы, контролировать ее, эмоционально беспокоить и жестко манипулировать.

    В качестве жертв сталкеры выбирают не только известных личностей. В Великобритании в 2017 году было зафиксировано 25 тысяч случаев навязчивых преследований. В США, согласно опросу Национального исследовательского центра, проведенного в прошлом году, 41% американцев подвергались онлайн-преследованию. Причем, почти каждый пятый американец получал угрозы физической расправы, страдал от сексуальных домогательств, или его преследовали в течение длительного периода.

    Преследование и наказание

    Первой страной, где ввели уголовное наказание за сталкинг, стали США. А именно, в 1990 году в Калифорнии был принят закон против преследований. Тогда же в законе прописывалось определение сталкинга — «сознательное, совершаемое со злым умыслом и повторяющееся преследование и причинение беспокойства другому человеку». А уже к 1992 году подобные законы появились еще в 30 штатах. На принятие этих законов во многом повлияло убийство актрисы Ребекки Шеффер. Три года ее преследовал поклонник Роберт Джон Бардо. А в 1989 году он пришел к ней домой и застрелил актрису. Ему дали пожизненный срок. Затем подобные законы появились в Канаде, Австралии и Бельгии.

    В Германии поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие наказание за преследование, были приняты в 2007 году. Сталкеры в Германии могут лишиться свободы на срок до трех лет. В Шотландии закон о борьбе со сталкингом вступил в силу в 2010 году. За два года действия этого закона в Шотландии за преследования было осуждено 443 человека. Для сравнения, до появления закона только 70 человек за десять лет понесли наказание за преследования своих жертв. В Англии и Уэльсе сталкинг стал уголовно наказуемым преступлением в 2012 году.

    Помимо законов, во многих странах есть общественные организации, занимающиеся помощью жертвам сталкеров. Например, в Великобритании есть The Suzy Lamplugh Trust, которая организовала национальную горячую линию для поддержки пострадавших от преследований. Более того, в прошлом году организация получила финансирование на новый проект, цель которого — реабилитация сталкеров.

    В России нет никаких законов, предусматривающих наказание за сталкинг. Официальная статистика, соответственно, тоже не ведется. В интернете даже пытались собрать подписи с требованием ввести в Уголовный Кодекс России статью о сталкинге. Но дело дальше интернета не зашло — не набралось необходимое число подписей. Как говорят в центре помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», в России можно попробовать привлечь сталкера к административке за оскорбление или к уголовке — за угрозу убийством. Но на практике это сложно осуществить. Эксперты советуют сохранять все, что присылает сталкер, записывать разговоры, делать скриншоты сообщений, рассказывать обо всем друзьям и со стопкой задокументированного материала обращаться в полицию. Но не факт, что проблема решится.

    По мнению юриста Мари Давтян, в России для начала надо принять закон о домашнем насилии, за который она и многие ее коллеги ратуют уже несколько лет, а уже потом можно будет говорить и о законе против сталкинга:

    «Отношение нашего суда к преследованию отлично иллюстрируется одним случаем из моей практики. Муж моей клиентки угрожал убийством ей и её ребёнку. Психиатрическая экспертиза выявила у него шизофрению и признала его особо опасным для общества. Но в результате он остался на свободе и свободно продолжал угрожать своей жене. По результатам экспертизы мы попросили суд предоставить моей клиентке защиту. Суд отказал — на том основании, что этот закон создавался для защиты свидетелей в расследованиях терроризма или организованной преступности. А на жертв угроз он не распространяется. Судья тогда сказал: «Подумаешь, вам какой-то псих угрозы пишет, не принимайте близко к сердцу».

    Кто становится сталкером и почему?

    По подсчетам американских исследователей, со сталкингом хоть раз в жизни сталкиваются 15,2% женщин и 5,7% мужчин. В Великобритании, по данным прошлого года, 94% убийств совершается на почве нездорового желания преследовать и запугивать людей.

    Еще в 1999 году австралийский судебный психиатр Пол Маллен выделил пять типов сталкеров: отверженные, требующие близких отношений, несостоятельные, злопамятные и хищники. Вариантов того, как сталкеры преследуют своих жертв, бесконечное множество. Кто-то присылает цветы, шоколад, книги, свои фотографии, мертвого кота (бывает и такое). Кто-то от имени жертвы заказывает еду с доставкой на дом или билеты на самолет. А кто-то угрожает конкретному человеку или его друзьям и партнерам.

    Согласно исследованию, проведенному Малленом, сталкерами становятся бывшие партнеры жертвы, коллеги и клиенты, случайные знакомые и конечно же безумные фанаты. Большинство сталкеров, как правило, страдает каким-либо психическим расстройством: эротоманией, патологической ревностью, шизофренией, биполярным расстройством и т.д.

    Что движет сталкерами, зачем они месяцами, а кто-то и годами преследуют одного человека? Мотивация тоже у всех разная. Одни агрессивным поведением могут пытаться вернуть партнера после разрыва отношений. Другие преследуют человека, чтобы запугать его, навредить ему или отомстить за что-то. Причем, некоторые, чувствуя обиду на весь мир, для этого выбирают совершенно случайную жертву. Третьи решают, что за безответную любовь все равно нужно бороться, и свою цель надо достигнуть любой ценой.

    Что такое сталкинг и как быть, если вы стали жертвой преследований

    Мы поговорили с тремя женщинами, пережившими преследование, и с юристом «Кризисного центра ИНГО» о том, чем опасны преследователи и что можно сделать, если вы стали жертвой сталкера.

    Согласно определению центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», преследование, или сталкинг (от английского «stalking») — это навязчивое поведение в виде повторяющихся нежелательных звонков, сообщений или других знаков внимания, а также домогательств. Часто преследование вызывает у жертв страх и постоянное чувство опасности.

    Похожим образом преследование определяется в законодательствах многих стран, где оно признано преступлением: например, в США, Канаде, Индии и странах ЕС. Согласно статистике, в 2011 г. 7,5 млн жителей США подверглись преследованию. По тем же оценкам, 15% женщин и 6% мужчин становятся жертвами сталкеров в течение жизни. В Великобритании, по данным на 2012 г, от преследования страдает до 700000 человек в год. При этом британские правозащитные организации заявляют, что в полицию обращается только небольшая часть пострадавших. Сталкинг часто предшествует убийству или другим видам насилия: по данным Министерства Юстиции США, 81% женщин, переживших преследование, также подвергались насилию со стороны преследователя.

    В России преследование до сих пор не признано правонарушением — несмотря на то, что оно способно повлечь за собой серьезные последствия для жертвы.

    Когда я училась на химическом факультете СПбГУ, меня преследовал парень из моего университета. Это продолжалось больше двух лет.

    Мы познакомились с ним на дне рождения моей подруги и какое-то время встречались. Он был студентом по обмену из одной африканской страны. Наши отношения были построены в основном на сексе. Он требовал все больше и больше и однажды, будучи пьяным, изнасиловал меня. Я рассталась с ним на следующее утро. Я чувствовала себя так, будто меня ударили по голове: не понимала, почему допустила, чтобы такое произошло. После этого он начал меня преследовать. Он постоянно мне названивал и умолял, чтобы я его простила и вернулась. Я сказала, что простила — но что вернуться к нему я не могу, потому что не чувствую себя в безопасности. Он звонил мне в любое время дня и ночи, иногда приходил ко мне домой и звонил в дверь — я затаивалась и делала вид, что меня нет дома. Я просила его остановиться, но это не помогало. Я боялась ходить по улице и выходить из дома, потому что мне казалось, что он может идти за мной по пятам. Мне стало только хуже, когда я однажды случайно встретила его на улице, — он подошел ко мне с вопросом: «Ты меня узнаёшь?» Я помню, что мне было так страшно, что я просто замерла, а потом попятилась и убежала.

    Тогда я никому об этом не рассказывала: мне было стыдно, и я понимала, что ничего не могу изменить. Я надеялась, что однажды ему надоест меня преследовать. К тому же я боялась об этом рассказывать, потому что боялась навлечь обвинения на него, — ведь ясно, что африканца будут судить гораздо строже. К моему страху примешивалось чувство вины. Все мои попытки уговорить его оставить меня в покое разбивались о его уверенность, что он имеет на это право. Это не было общением двух людей — я была просто его целью, желанным объектом, при этом мои желания не имели значения. Последний раз он звонил мне совсем недавно — спустя шесть лет после того, как он уехал из России. Он снова говорил, что любит меня и чтобы я не забывала его.

    После этой истории мне трудно доверять людям. В начале новых отношений я боялась, что насилие повторится, и я часто их разрывала при первом намеке на что-то подобное.

    Меня почти два года преследовал мой бывший муж.

    Наши нормальные отношения продолжались полтора года. Мы поженились в сентябре 2013 года, в феврале 2014-го я родила ребенка. Поскольку мой бывший муж никак не помогал мне с ребенком и не каждый день приезжал домой, я решила с ним развестись. Пока мы были вместе, ему не было до меня никакого дела — преследование началось, когда я разорвала отношения.

    Он стал писать сообщения — я его заблокировала, но он продолжил писать с разных аккаунтов, от лица других людей с вопросами о том, как я отношусь к бывшему мужу. Дошло до того, что он стал звонить на работу моей маме и спрашивать, почему я его, такого хорошего, бросила. Угрожал: «Я твою жизнь втопчу в говно». Он приезжал и ждал меня у выхода с моего места работы.

    После того как мы разорвали отношения, я решила поехать учиться в Германию и забрать ребенка с собой. Бывший муж решил, что не хочет выпускать за границу ни ребенка, ни меня. Он стал мне писать, что за мной следят, что у него есть знакомые в ФСБ, что у нас в квартире жучки и нас прослушивают. Отправлял мне сообщения вроде «Сейчас стою у офиса ФСБ, они рассматривают твое дело, ты никуда не уедешь» или «Сегодня я ездил в твой университет и говорил с деканатом». Он залил клеем замок в нашей квартире и перерезал провода на щитке.

    Мне было очень страшно, потому что он в любой момент мог возникнуть рядом со мной. Например, если я шла гулять с ребенком в парк или просто шла по улице. Я боялась переписываться в «ВКонтакте», потому что он несколько раз взламывал мою страницу и присылал мне скриншоты моих сообщений со своими комментариями. Однажды он взломал мою почту и украл оттуда мои документы.

    Я написала заявление, и осенью 2016 года меня вызвали в полицию. Я рассказала им про все, что он делал, но меня спросили, бил ли он меня. Узнав, что он меня не бил, мне отказали в помощи.

    Единственный состав преступления, который они нашли, — это хулиганство. С бывшим мужем пообещали провести профилактическую беседу (провели ли ее, я не знаю). Тогда я запустила петицию в интернете с предложением ввести в УК РФ статью о сталкинге.

    Наша ситуация осложняется тем, что у нас есть общий ребенок. Мой бывший муж устроил так, что я не могла бы уехать из России в Германию до тех пор, пока не заключу с ним мировое соглашение, по которому ребенок будет жить с ним. Я на это согласилась, и ребенок жил на даче с его родителями. Но, видимо, им никто не занимался, потому что, вернувшись в Петербург, я увидела, что мой сын не говорит, у него портится зрение и он весь грязный и запуганный. Сейчас мой сын живет с моими родителями. Мы добиваемся через суд лишения моего мужа родительских прав.

    В нашем общении нет никакого постоянства — он может сначала написать, что не имеет ничего против того, чтобы наш сын жил со мной в Германии, но потом резко изменить мнение и опять начать требовать, чтобы я оставила ребенка ему. В другой день он может называть меня немецкой подстилкой и проституткой — а потом сказать: «Я просто пошутил, я же на самом деле тебя люблю».

    Последнее заседание суда было 6 декабря, и с тех пор мой муж меня не трогает. В суд он пришел со своей новой девушкой.

    Моя история преследования началась, когда я была администратором в группе «Нетипичный гомофоб» в «ВКонтакте», в 2013 году. Мне написала девушка, назвавшаяся Марией из Тулы. Сначала она сказала, что ей нравятся рыжие девушки. Я какое-то время переписывалась с ней на тему активизма, иногда мы болтали про кино, но потом я заметила, что она ведет себя неадекватно: например, сначала сама инициирует обсуждение книги, а потом резко спрашивает, почему я надоедаю ей своими сообщениями.

    Потом она стала писать мне, что у нее сложная жизненная ситуация, тяжелая болезнь. В какой-то момент ее поведение стало очень навязчивым. Как-то раз она написала мне с другого аккаунта: «Привет, давай познакомимся». По стилю переписки я поняла, что это она, — и когда я спросила, зачем она это делает, она сказала, что это просто очень забавно. Она стала со мной флиртовать — но выворачивала это так, как будто это я ее домогаюсь, и угрожала написать об этом моей девушке. Она нашла мой телефон и адрес (я занимаюсь репетиторством и когда-то публиковала свой адрес в интернете) — и говорила, что придет ко мне домой. В какой-то момент она и правда написала моей девушке, что мы с ней переписываемся. Иногда ее сообщения были оскорбительными: «Почему ты меня игнорируешь — ты что, думаешь, ты какая-то особенная?»

    Потом я по совету подруги перестала отвечать на ее сообщения и наконец заблокировала оба ее аккаунта. Она стала писать мне с третьего… всего я заблокировала пять ее аккаунтов.

    В ноябре 2016 года она мне позвонила — и мне стало страшно. Поначалу эта история не вызывала у меня ничего, кроме недоумения и смеха, — у меня появилась безумная поклонница. Но со временем, наблюдая за тем, как много сил она тратит на каждый аккаунт «ВКонтакте», я начала напрягаться все сильнее. Я боялась, что она действительно придет ко мне домой, — вдруг она принесет нож или кислоту? Когда она мне позвонила в ноябре того года, то я много времени проводила на кинофестивале «Бок о бок» — и каждый странный взгляд незнакомого человека казался мне угрожающим. После того звонка я позвонила мобильному оператору: теперь она не может мне звонить, но СМС не блокируются, и она пишет мне их постоянно, такие же странные: то она говорит, что ей плохо и ей нужно общение, то называет меня гадкой и мерзкой.

    Я понимаю, что моя история преследования не самая страшная, но она сильно меня нервирует, особенно тем, что я ничего не могу с этим поделать.

    Комментарий юриста

    В России нет такого состава преступления, как «преследование», — ни в административном, ни в уголовном кодексе. Поэтому для того, чтобы привлечь преследователя к ответственности, надо искать в его действиях другие составы преступления. Чаще всего это угрозы. На сайте «Кризисного центра» есть инструкция для тех, кто их получает.

    Если угроз нет, то мой совет всем жертвам преследования документировать все, что происходит, и рассказывать друзьям и родным. Делать скриншоты, фотографии, записывать звонки и разговоры на диктофон. Нашим клиенткам я всегда советую обязательно обращаться в полицию. По закону правоохранительные органы обязаны принимать все заявления от граждан и проводить проверки. В некоторых случаях это может помочь: преследователь, поняв, что им заинтересовалась полиция, может испугаться и оставить жертву в покое. Кроме этого, жертва преследования не может рассчитывать ни на какую другую помощь от государства и должна сама принимать меры для самозащиты.

    Попытки договориться с преследователем, мне кажется, не имеют смысла, потому что у преследователя, как у любого насильника, одна цель — подчинить жертву своей власти. Запугивание — очень действенный способ добиться этой цели. Кроме того, преследователю свойственно проверять границы дозволенного, и постепенно он будет позволять себе все больше.

    Я, как и многие мои коллеги, поддерживаю введение отдельного закона о домашнем насилии, который включал бы в себя и преследование. Почти все мои клиентки, пострадавшие от рук домашних насильников, получали угрозы. Убийцы часто преследуют своих жертв. И криминализация преследования, охранные ордера — это способ предотвратить такие преступления, как убийства или побои.

    Если вы столкнулись с преследованием, обратитесь в один из кризисных центров (их адреса доступны на сайте насилию.нет). Расскажите о том, что вас преследуют, вашим друзьям и близким и защитите свои средства связи от взлома.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: