Почему некоторые люди не запоминают лиц

Прозопагнозия ( Прозоагнозия )

Прозопагнозия – это утрата способности к распознаванию знакомых лиц. Больные не узнают своих родственников, друзей, собственное отражение в зеркале и фотоизображение, не идентифицируют пол, возраст человека. Зрительные функции, память, интеллект, предметный гнозис зачастую остаются сохранными. Диагностика проводится с помощью нейропсихологических тестов, офтальмологических исследований, методов нейровизуализации (МРТ, ПЭТ церебральных структур). Лечение включает терапию основного заболевания, обучение компенсаторным стратегиям распознавания окружающих.

МКБ-10

  • Причины прозопагнозии
  • Патогенез
  • Классификация
  • Симптомы прозопагнозии
  • Осложнения
  • Диагностика
    • Дифференциальная диагностика
  • Лечение прозопагнозии
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Общие сведения

Прозопагнозия, или прозоагнозия – нейропсихологический феномен, связанный с нарушением лицевого гнозиса, агнозия («слепота») на лица. Термин происходит от двух греческих слов: «prosopon» ‒ лицо и «agnosia» ‒ расстройство распознавания. Он был предложен немецким неврологом Й. Бодамером в 1947 г., хотя первые описания лицевой агнозии относятся к 60-80 г.г. XIX столетия. По некоторым оценкам, легкие формы прозопагнозии может иметь 2-10% населения. Лицевая агнозия представляет серьезную неврологическую и социальную проблему, поскольку влечет за собой психологические трудности, связана с ухудшением коммуникации пациента с окружающими.

Причины прозопагнозии

Лицевая агнозия может быть вызвана врожденными особенностями функционирования головного мозга или его приобретенными повреждениями. Врожденная прозопагнозия, предположительно, может являться результатом генетических мутаций, нарушений внутриутробного развития нервной системы. «Слепота на лица» часто присутствует в клинике аутизма и синдрома Аспергера, являясь одним из факторов нарушения коммуникации и социального взаимодействия у данных пациентов.

Этиология приобретенной прозопагнозии связана с поражением нижнезатылочной области правого полушария с распространением патологического очага на височную и теменную доли. Нередко отмечается двустороннее повреждение названных зон. Причинами могут являться очаговые и диффузные процессы:

  • инсульт;
  • субарахноидальное кровоизлияние;
  • черепно-мозговая травма;
  • церебральные опухоли;
  • энцефалит;
  • энцефалопатии (алкогольная, ВИЧ-ассоциированная, токсическая);
  • дементирующие заболевания (болезнь Альцгеймера, Паркинсона, деменция с тельцами Леви);
  • нейрохирургические операции (резекция височной доли).

Патогенез

Узнавание знакомых лиц включает целый ряд когнитивных операций: зрительное восприятие черт индивида и расположения отдельных частей его лица, участие ВПФ (памяти, внимания, сравнительного анализа), соотнесение лица с биографическими данными и именем определенного человека, т. е. идентификацию личности.

Нейрофизиологическую основу гнозиса обеспечивают правые височно-теменно-затылочные отделы мозга. При взгляде на предмет импульсы от клеток сетчатки передаются по проводящим путям зрительного анализатора в зрительную кору затылочной доли. После первичной обработки информации к распознаванию лиц подключаются специализированные области ‒ веретенообразная (затылочно-височная) извилина, верхняя височная извилина, передневисочная область, предклинье теменной доли, нижняя лобная извилина.

Больные с прозопагнозией не в состоянии сравнить детали одного объекта (индивидуальные черты), отличающие его от другого объекта, что приводит к нарушению целостного восприятия и опознания. При повреждении затылочно-височных отделов утрачивается способность различать лица людей. В случае повреждения передневисочной области с сохранением затылочных нейрональных сетей возникает амнезия на лица.

Классификация

По времени и причинам развития прозопагнозии различают ее врожденный и приобретенный варианты. Кроме этого, в зависимости от области поражения и характера расстройства узнавания выделяют 2 формы лицевой агнозии:

  • апперцептивную – больной не дифференцирует между собой лица людей, не воспринимает отличительные признаки и черты;
  • ассоциативную (амнестическую) – больной не узнает знакомые лица, но при этом различает их между собой.

Симптомы прозопагнозии

Люди, страдающие лицевой агнозией, испытывают трудности в опознавании знакомых людей. Они не отличают лица близких родственников (родителей, супругов, детей), друзей, соседей, лечащего врача. Зачастую они не могут распознать по лицу пол человека, его мимику и эмоции. Все люди воспринимаются похожими друг на друга, не имеющими индивидуальных отличительных черт.

Больные не помнят, как выглядят сами, не могут мысленно представить внешность своих знакомых, они испытывают затруднения при просмотре кинофильмов, т. к. не узнают киногероев в разных кадрах. Тем не менее, они могут отличить другого человека по прочим признакам: тембру голоса, походке, жестам, прическе, одежде, запаху духов, особым приметам (родинкам, шрамам) и пр.

Распознавание других предметов, память на события, зрительная функция, способность к обучению у людей с лицевой агнозией остаются относительно сохранными. Прозопагнозия может сочетаться с цветовой, предметной, оптико-пространственной агнозией. Клиника прозопагнозии чаще развивается у левшей.

При тяжелой выраженности прозопагнозии пациенты не узнают свое лицо в зеркале, на фотографиях в семейном альбоме. Это явление носит название аутопрозопагнозии. Частным случаем аутопрозопагнозии служит синдром Фоли, при котором больные не идентифицируют только собственное зеркальное отражение, но различают других людей.

Осложнения

Несмотря на то, что люди с прозопагнозией со временем научаются использовать альтернативные способы узнавания, многие из них отмечают, что испытывают значимый дискомфорт при общении с другими людьми. Окружающие, не осведомленные о проблеме пациента, часто считают его невежливым, высокомерным, недружелюбным, поскольку тот не здоровается с ними при встрече, не обращается по имени. Расстройство лицевого гнозиса часто сопровождается сужением дружеских и родственных контактов, социальной изоляцией больного, ограниченностью профессионального выбора. При осознании своего недуга некоторые люди впадают в депрессию.

Диагностика

Многие случаи расстройства лицевого гнозиса списываются на природную рассеянность, забывчивость, старческую потерю памяти, поэтому больные не всегда получают необходимую диагностическую помощь. Для установления причины и механизмов феномена прозопагнозии необходима консультация врача-невролога и нейропсихолога. Проводятся следующие клинические и инструментальные исследования:

  • Методы нейровизуализации. С помощью МРТ головного мозга обнаруживаются очаговые либо диффузные изменения церебральных структур, расположенных в правом полушарии или билатерально. На ПЭТ-КТ у больных выявляется снижение метаболизма в затылочно-височной и передневисочной области. В научных целях используется ЭЭГ, позволяющая выявить активацию следов зрительной памяти на знакомые лица.
  • Офтальмологическая диагностика. Чтобы исключить зрительную дисфункцию, проводится комплексный осмотр офтальмолога с визометрией, периметрией, компьютерной рефрактометрией, тонометрией, офтальмоскопией.
  • Нейропсихологическое тестирование. Пациенту с прозопагнозией предъявляются задания на различение знакомых (родственников, знаменитостей) и незнакомых лиц на основании анализа индивидуальных черт. Для этих целей разработаны специальные тесты: Кембриджский тест восприятия лица, тест узнавания Бентона, тест на сопоставление и др.

Дифференциальная диагностика

Во время обследования необходимо разграничивать прозопагнозию и другие патологические процессы, приводящие к невозможности распознавания лиц:

  • общую потерю памяти – амнезию;
  • возрастную макулярную дегенерацию;
  • предметную агнозию (пациент не отличает человека от другого предмета/объекта).

Лечение прозопагнозии

Лечебный курс состоит из медицинских мероприятий, направленных на устранение последствий основного заболевания, и нейрореабилитации. Лечение церебральных патологий включает этиотропную фармакотерапию, лечебную гимнастику, аудиовизуальную стимуляцию, рефлексотерапию, массаж, психотерапию. В отдельных случаях требуется проведение нейрохирургической операции (удаления церебральных опухолей, аспирации внутричерепных гематом, эндоваскулярного клипирования аневризмы, транслюминальной ангиопластики со стентированием).

Вопросы нейрокоррекции пациентов с прозопагнозией разработаны слабо. В клинической нейропсихологии используется два противоположных подхода:

  • тренировки по восстановлению лицевого гнозиса: больных учат различать лица на основе анализа отличительных черт;
  • использование компенсаторных стратегий узнавания: распознавание людей по голосу, характерным манерам поведения, росту, фигуре, прическе и т.д.

Прогноз и профилактика

Возможность восстановления лицевого гнозиса определяется множеством факторов: причиной прозопагнозии, обширностью и локализацией очага, давностью поражения мозга, преморбидной ситуации, возрастом. Считается, что лучшие реабилитационные перспективы имеют люди с врожденной прозопагнозией, поскольку у них отсутствуют грубые структурные повреждения мозга, худшие – пациенты с нейродегенеративными заболеваниями.

Однако пациенты чаще просто приспосабливаются к своему состоянию, научаются жить со своей проблемой, используя альтернативные стратегии узнавания. Профилактика направлена на предупреждение факторов, вызывающих поражение ЦНС: травм головы, гипертонии, тромбозов, нейроинфекций, экзогенных нейроинтоксикаций.

«Когда здороваюсь, по имени не называю — боюсь перепутать»

Истории людей с прозопагнозией — неспособностью запоминать лица

У некоторых людей есть трудности с распознаванием лиц. Это называется прозопагнозия — она, по оценкам немецких экспертов из Института генетики человека и Вестфальского университета имени Вильгельма, встречается примерно у 2,5% населения. Специально для «Холода» Анна Алексеева поговорила с людьми с этим расстройством о том, с какими трудностями они сталкиваются — и как их преодолевают.

Прозопагнозия бывает врожденной и приобретенной и никак не влияет на интеллект. Она может передаваться по наследству или возникнуть в результате травмы головы, инсульта или нейродегенеративного заболевания. Многие люди с расстройством аутистического спектра также испытывают трудности с распознаванием лиц и эмоций.

В 2018 году исследователи из Борнмутского университета (Великобритания) составили список симптомов, характерных для прозопагнозии. Среди них — невозможность идентифицировать на фото знаменитостей или даже себя, неспособность узнать знакомых, если они поменяли прическу или цвет волос, и трудности с узнаванием людей в непривычной обстановке. Посмотреть полный список можно здесь.

«Если мой ребенок потеряется, я не смогу его описать»

Марина, 44 года

Думаю, мои трудности с распознаванием лиц могут быть связаны с родовой травмой. У мамы было высокое верхнее давление — 220, она долго не могла разродиться. Врачи даже спросили у родственников, кого спасать, в случае чего — мать или ребенка. К счастью, выжили мы обе. Со слов мамы, я до трех лет практически не спала — возможно, из-за внутричерепного давления. Тяжелые роды на мне сказались, видимо.

В детский сад я не ходила — мной занималась бабушка, поэтому мой круг общения был достаточно узкий. Трудности начались, как только я пошла в школу: я поняла, что совсем не различаю учителей. Зашла в кабинет химии — значит, тут должна быть условная «Мариванна». Но, если будет другая учительница с похожей комплекцией и прической, я не замечу подмены. А распознать ее в учительской — вообще без шансов.

У меня часто возникают сложности с очередями. Раньше, когда занимала очередь за кем-то, старалась запомнить, во что одет человек: красная куртка — сегодня совсем легко! Но человек мог снять куртку — и все, я зависала. Поэтому я стала запоминать людей и по обуви.

Много лет я работала в офисе, но потом перешла на фриланс и наконец вздохнула свободно: запомнила аватарку, никнейм — и никаких трудностей.

Иногда я подшучиваю над мужем, что выбрала его — лысого, с татуировками и рыжей бородой, — чтобы ни с кем не перепутать. Однажды он сбрил бороду — а я его бритым никогда в жизни не видела, — и стал для меня каким-то чужим мужиком. Это был шок. Я ему даже прикоснуться к себе не давала: не мой муж — и все. Когда щетина отросла сантиметра на два, мне стало легче. Больше с внешностью муж не экспериментирует.

Читайте также  Почему не отображается картинка

Еще в юности я задавалась вопросом: как люди составляют фоторобот? Став матерью, я с ужасом осознала, что, если ребенок потеряется, я не смогу его описать, да и себя тоже. Хотя я могу вспомнить свою фотографию и описать себя по ней — себя на фото я узнаю, так что у меня еще легкая степень прозопагнозии. Лица родных я помню, я могу узнать их на улице, но описать — нет. Для меня всегда было чем-то на грани фантастики, когда люди, например, видели мельком преступника и могли описать его для фоторобота.

Некоторых людей, если у них есть какая-то приметная черта во внешности, особая мимика или голос, я запоминаю сразу, даже если видела их лишь однажды. Но такое случается редко. Обычно я не узнаю человека вне того места, где мы общались. Например, один-два раза в месяц к нам в гости приезжают друзья мужа, мы прекрасно общаемся, но на улице я их не узнаю. Бывает, ко мне подходит кто-то, здоровается, а я не понимаю, кто это.

У моего гинеколога и педиатра моих детей один типаж: обе худенькие, с острыми чертами лица и темным каре. С одной из них (подозреваю, что с педиатром) я пересекаюсь в нашем районе, но, когда здороваюсь, по имени не называю — боюсь перепутать. Иногда думаю — а может, я вообще незнакомую тетку все это время приветствую?

Классную руководительницу старшего сына все никак не могу запомнить: она молодая, у нее длинные волосы, но, если она соберет их в пучок, я ее не признаю. Однажды мне надо было идти на родительское собрание, а класс перевели в другую аудиторию, и я пыталась найти ее по классному руководителю. В итоге я ушла домой, потому что так и не поняла, кто из учителей наша классная. Поэтому я прошу мужа ходить на собрания, а то ведь в коридоре могу пройти мимо учительницы своего ребенка, не поздоровавшись. Стыдно.

Как-то я пошла на встречу выпускников. Я сразу узнала одноклассника — мою первую любовь. Рядом с ним была женщина. Я спросила: «А это твоя жена?». Оказалось — это наша классная руководительница. Хорошо, что они приняли мой вопрос за шутку!

Несколько месяцев назад из одной статьи я узнала про прозопагнозию и сразу расспросила родных и детей — ни у кого проблем с восприятием лиц не оказалось. Если бы я узнала обо всем раньше, то меньше бы комплексовала и сразу бы приняла свою особенность, как, например, рост или цвет глаз. Прозопагнозия — не самое страшное расстройство, с ним можно жить. Теперь я могу хотя бы объяснить человеку, почему снова прошла мимо, не поздоровавшись. С другой стороны, про такое не всем расскажешь: люди с опасением относятся к тем, кто отличается от большинства, и, кто знает, вдруг примут за сумасшедшую.

«Когда ко мне кто-то подходит пообщаться, я понятия не имею, кто передо мной»

Борис, 36 лет

Я помню в лицо только родных, близких друзей и тех, с кем часто вижусь. Чтобы более-менее запомнить лицо человека, мне надо его раз пять увидеть и потом встречаться регулярно: лица людей, с которыми я редко вижусь, очень быстро стираются из памяти. Например, я совсем не помню лиц своих одноклассников и однокурсников. В большинстве случаев, когда ко мне кто-то подходит пообщаться, я понятия не имею, кто передо мной. Но не просить же людей представляться всякий раз. Мне легче, когда у человека яркая внешность или есть пирсинг и татуировки.

В детстве мне всегда казались одинаковыми бабушки у подъезда — все на одно лицо. Пожилых и детей я до сих пор распознаю хуже остальных. Классе в пятом я не узнал одноклассника, который побрился налысо. Я думал, что в класс пришел новенький.

Мне довольно долго казалось, что с восприятием лиц у всех сложно и что я в этом смысле ничем не отличаюсь от остальных. Потом я понял, что ошибаюсь. А в студенческие годы узнал про прозопагнозию, наткнувшись на тест на аутизм. Вообще, я подозревал, что я несколько аутичный человек — тесты всегда показывали высокий результат, но специалисты, к которым я обращался, РАС не подтвердили, сказали только, что у меня есть аутичные черты — но такое бывает у многих людей. Если анализировать мое детство, то у меня были небольшие сложности с социализацией, но не могу сказать, что я сильно страдал по этому поводу. В садик я не ходил, учился в семейной школе, мало с кем общался, дружил с аутсайдерами, «странными» ребятами.

У меня всегда была очень узкая сфера интересов. В 16 лет я увлекся игрой на губной гармонике и связал с ней свою жизнь, став музыкантом. Мне так понравился этот инструмент, что я играл на переменах, на улице. При этом по образованию я биолог, у меня довольно редкая специализация: я изучал миксомицетов — нас таких всего три специалиста на всю страну. Но из науки я все-таки ушел и полностью посвятил себя музыке. Я знаю все о губной гармонике — она, как и миксомицеты в свое время, стала моим специальным интересом.

Не скажу, что прозопагнозия мне очень сильно мешает. Я музыкант, широко известный в узких кругах. Ко мне на фестивалях и тусовках часто подходят пообщаться люди, которые знают много подробностей о моей жизни. А я не могу вспомнить, кто это. Но, думаю, так часто бывает с публичными людьми и без прозопагнозии.

Неловкие ситуации случаются, но нечасто. Например, когда я учился в аспирантуре, ко мне в лабораторию пришла дочь моего научного руководителя, которая работала в университетской библиотеке. Я с ней общался так, будто мы не знакомы, а она потом спросила: «Ты разве меня не помнишь? Я же тебе книги в университете 5 лет выдавала».

Я никогда не скрывал, что плохо запоминаю лица, даже писал о своей прозопагнозии в соцсетях. Я думал, что это — редкое явление, а нас оказалось много.

«На фотографиях, где запечатлено много детей, я пару раз принимала другую девочку за себя»

Евгения, 33 года

Долгое время я думала, что если не все, то многие видят лица так же, как и я. Однажды лет в 16 я заговорила с незнакомым человеком, приняв его за другого, но тогда я не придала этому значения. Потом я все чаще стала принимать посторонних людей за знакомых и совсем перестала здороваться и заводить разговор первой. Иногда я слышала от подруг, что я не поздоровалась с чьей-то мамой, но больше мне никто ничего не говорил. Возможно, кто-то думал, что я невоспитанная или забывчивая, но в целом ничего страшного в этом не было. Ну, не поздоровался — идешь дальше. Никто ведь не хамил.

Мой папа такой же: однажды я шла ему навстречу по узкой дорожке, никого вокруг не было. Если бы были еще прохожие — ладно, но он точно увидел меня и прошел мимо, как незнакомец. Не узнал! Однажды, посмотрев по телевизору молодежную передачу, папа принял одну из героинь за меня и спросил, с кем это я там целовалась. «Как он мог так обо мне подумать?» — возмущалась я про себя.

Людей с интересным характером, яркой харизмой и внешностью я не спутаю с другими. Тех, кто похож на персонажа фильма или сказки, или на животное, тоже распознать гораздо проще, даже годы спустя. Ну и те, кого я часто вижу, даже если не общаюсь с ними, распознаются без проблем. У меня возникают трудности с людьми, которых я не видела дольше двух месяцев.

Мужчин мне распознавать сложнее. У женщин более разнообразные фигуры, разная походка, разная длина, густота и цвет волос, разные прически, женская одежда ярче. А мужчины одеваются в основном в черное и носят короткие стрижки. Я часто путаю актеров, из-за этого бывает сложно уследить за сюжетом фильма. Поэтому мужу со мной смешно смотреть фильмы.

Однажды я шла по торговому центру, посмотрела налево, вижу — какая-то девушка смотрит на меня. Я пошла дальше. Через несколько секунд я поняла, что видела свое отражение в зеркале. На фотографиях, где запечатлено много детей, я пару раз принимала другую девочку за себя. Но это все единичные случаи. Моя основная трудность в том, что один конкретный знакомый может напоминать мне двух или даже трех других человек. Чтобы понять, кто же все-таки передо мной, я начинаю «отсеивать» лишних по определенным признакам, например: нет, у той моей знакомой, про которую я сейчас подумала, совсем другой ребенок. Или наоборот: похожие люди мне часто кажутся одним человеком. Когда я вижу лицо, которое мне кажется знакомым, меня сразу начинают одолевать сомнения: это на самом деле вот этот человек или это другой знакомый? А может, это вообще посторонний?

Я всегда переживала, что, если я вдруг попаду в руки бандитов и смогу вырваться от них, то не смогу описать следователям внешность преступников, разве что в общих чертах: рост, комплекция, цвет волос. Если передо мной поставят несколько похожих по типажу мужчин, я вряд ли смогу узнать бандитов. Надеюсь, что мне не придется столкнуться с этим.

Коллеги с прошлой работы знали, что я плохо распознаю лица — я им сама сказала. Они восприняли это с юмором. Нынешние коллеги пока не в курсе. Я стараюсь всматриваться в «нужные» лица, пытаясь запомнить мелочи: высокий или низкий лоб, ямочка, родинка, горбинка. Спасает, когда люди начинают говорить первыми: по голосу человека уже не спутаешь, и я сразу чувствую себя полноценной.

Год назад я начала анализировать свою особенность, вбила в поисковик «плохое распознавание лиц» и узнала, что это прозопагнозия. Она есть и у известных людей, например, у Брэда Питта. Мне стало легче: я узнала своего «врага» в лицо и успокоилась.

Прозопагнозия

  • Невозможность запомнить действующих персонажей фильма
  • Невозможность различать пол человека по лицу
  • Невозможность узнать свое отражение в зеркале
  • Ошибочное восприятие незнакомцев за знакомых людей
  • Ошибочное ощущение наличия нескольких пар рук или ног
  • Ощущение фантомных болей
  • Трудности при узнавании лиц людей
  • Уверенность в отсутствии какой либо конечности
  • Человек не узнает собственные конечности
  • Человек хорошо запоминает лица животных
Читайте также  Почему Антарктиду назвали Антарктидой

Прозопагнозия (син. лицевая агнозия) представляет собой специфическое нарушение функционирования головного мозга, при котором человек перестает узнавать знакомые ранее лица. Степень протекания подобного заболевания может быть:

  • Этиология
  • Симптоматика
  • Диагностика
  • Лечение
  • Профилактика и прогноз
  • легкой, когда пациент не узнает изображения известных людей;
  • тяжелой, когда человек не в состоянии узнать собственное отражение в зеркале.

В целом частота встречаемости такой болезни составляет 8-10%.

Проблема с распознаванием лиц (прозопагнозия) наиболее часто развивается на фоне перенесенных черепно-мозговых травм. Помимо этого, провокаторами могут выступать:

  • злокачественные новообразования;
  • инфаркт и инсульт;
  • перенесенный ранее энцефалит.

Клинические признаки такого заболевания крайне специфичны, они проявляются, когда пациенты:

  • не могут запомнить героев телесериала или фильма;
  • ошибочно принимают незнакомцев за знакомых людей;
  • с трудом узнают людей, с которыми встречались в определенной ситуации.

С установлением правильного диагноза зачастую не возникает проблем. В подавляющем большинстве ситуаций человека просят пройти специфический тест на прозопагнозию. Полученные данные и результаты некоторых инструментальных обследований подтверждают диагноз.

Лечением занимается психотерапевт. Во время работы с больным врач учит его запоминанию близких людей по манере голоса, особенностям прически или стиля одежды. Однако полностью победить такую болезнь невозможно.

Этиология

Лицевая агнозия, по сути, представляет собой отсутствие памяти на лица. Патогенез развития подобного заболевания заключается в том, что затылочная область головы имеет взаимосвязь с задними долями левого и правого полушария головного мозга. Именно такие части ответственны за переработку зрительной информации и восприятие пространства.

Под влиянием определенных негативных факторов происходит нарушение функционирования вышеуказанных частей мозга. Таким образом, патология является следствием:

  • черепно-мозговых травм;
  • инфаркта в правой нижне-затылочной зоне;
  • инсульта артерии, которая отвечает за снабжение задней доли полушарий;
  • травмирования затылка и висков;
  • формирования злокачественного новообразования в правом полушарии мозга;
  • хронической бессонницы;
  • перенесенного ранее энцефалита;
  • двустороннего поражения латеральной затылочно-височной или язычной извилины.

В некоторых ситуациях у людей возникает частичная патология, что почти всегда является следствием сильнейшего переутомления. Кроме этого, такое расстройство возникает на фоне резкого пробуждения, например, от чьего-либо голоса, при этом человек не понимает, кто перед ним находится. Особенностью является то, что такое состояние длится от 1 до 5 минут.

Кроме этого, подобная патология может быть врожденной, а также доказано, что она передается по наследству. Именно в таких случаях от болезни просто невозможно избавиться.

Примечательным является то, что согласно анализу всех зарегистрированных случаев прозопагнозии, заболевание наиболее часто диагностируется у левшей, но в то же время такие люди не страдают от болезни Альцгеймера.

Симптоматика

Симптомы подобной патологии специфичны, их просто невозможно игнорировать. Например, люди, которым был поставлен диагноз «прозопагнозия», страдают от следующих проявлений:

  • ошибочно воспринимают незнакомцев за знакомого человека;
  • с большим трудом узнают лица друзей, изменивших прическу, цвет волос, отрастивших бороду или усы;
  • во время просмотра сериала или фильма не могут запомнить действующих персонажей;
  • имеют сложности в восприятии лиц, с которыми они встречаются в какой-либо определенной ситуации. Это могут быть врачи, продавцы и даже коллеги, в особенности если те переодеваются из униформы в повседневную одежду;
  • хорошо запоминают «лица» животных – это значит, что при таком заболевании возникают проблемы с распознаванием только человеческих лиц;
  • не могут узнать свое отражение в зеркале, что указывает на тяжелое течение болезни;
  • не могут различать пол человека по лицу.

В остальном больной ничем не отличается от совершенно здорового человека.

Прозопагнозия обладает особой формой, при которой нарушается распознавание человеком собственного тела. Зачастую это является следствием поражения большей части правого полушария головного мозга.

В таких ситуациях человек:

  • не узнает собственные конечности;
  • имеет ошибочное ощущение наличия у себя нескольких рук или ног;
  • чувствует фантомные боли;
  • уверен, что у него отсутствует какая-либо конечность;
  • не может осознать присутствие нарушений в работе органов зрения или слуха, а также развития паралича.

В то же время больной понимает всю нелепость ситуации.

Диагностика

Несмотря на то что лицевая прозопагнозия обладает ярко выраженными клиническими проявлениями, для ее выявления, установления основной причины и локализации патологического процесса необходим комплексный подход в диагностировании.

Таким образом, диагностика включает в себя:

  • изучение истории болезни;
  • ознакомление с семейным анамнезом;
  • сбор и анализ анамнеза жизни больного;
  • опрос пациента и его близких;
  • тщательный неврологический осмотр;
  • специфический тест, направленный на оценивание способности распознавания лиц;
  • КТ и МРТ головного мозга;
  • МСКТ и ангиография;
  • консультацию психиатра.

Что касается лабораторных исследований, то при такой проблеме они не имеют никакой диагностической ценности.

Лечение

На сегодняшний день специалистами не разработана тактика терапии, направленная на полное избавление от подобного заболевания. В целом лечение включает в себя:

  • работу врача-логопеда с больным;
  • психотерапию, в рамках которой на занятиях человека учат, как узнавать родственников и друзей. Например, по стилю одежды, манере разговаривать, запаху духов или особенностям прически. При этом в терапии участвуют те люди, с которыми наиболее часто общается пациент в повседневной жизни;
  • консультации специалиста, решающего вопрос о трудотерапии.

Терапия продолжается от 3 месяцев до 1 года, но полностью побороть болезнь не представляется возможным.

В то же время особое внимание уделяется лечению заболевания, которое спровоцировало возникновение описываемого расстройства. При этом тактика терапии подбирается индивидуально.

Профилактика и прогноз

Врожденной формы прозопагнозии избежать невозможно, поскольку она передается от родителей к ребенку. В случаях с приобретенной формой заболевания общие профилактические мероприятия объединяют в себе:

  • избегание каких-либо травм головы;
  • полноценное устранение энцефалита и постоянное наблюдение у лечащего врача после выздоровления;
  • недопущение психического переутомления;
  • борьбу с бессонницей;
  • регулярное прохождение всестороннего обследования в медицинском учреждении.

Прозопагнозия преимущественно обладает неблагоприятным прогнозом. На успех терапии оказывают влияние такие факторы:

  • возраст больного;
  • провоцирующий источник;
  • локализация патологического процесса в головном мозге;
  • тяжесть протекания болезни.

Полное отсутствие лечения ведет к такому осложнению, как десоциализация.

Вы все на одно лицо: 1 из 50 человек не узнаёт окружающих (и может не знать об этом)

Прозопагнозия, или лицевая слепота — это расстройство восприятия лица, при котором человек не может узнавать лица, но другие предметы, включая морды животных, узнаёт без каких-либо сложностей. Людям с этим заболеванием приходится адаптироваться и узнавать окружающих по голосу, походке, причёске. При этом сами они чаще всего никогда не слышали о своём диагнозе.


Брэд Питт — один из людей, страдающих от прозопагнозии. Источник

Мозг человека способен узнавать лица близких, друзей, коллег даже на фотографиях с очень низким разрешением. Чем лучше мы знаем человека, тем хуже может быть фото, на котором мы его распознаем. Но это свойство недоступно людям с прозопагнозией — расстройством восприятия лица. Они видят нос, рот, бровь, подбородок, но мозг не может составить из этих элементов целостную картину и соотнести её с существующей в памяти информацией о конкретном человеке. Эта болезнь, впервые описанная в XIX веке, может мешать жизни около 2% населения планеты. Ещё одна проблема: с данным расстройством знакомы не все врачи, и его чаще всего не диагностируют. То есть люди не знают, что у них есть такой недуг.

Американский невролог Оливер Сакс издал книгу «Человек, который принял жену за шляпу», в которой описал случаи этого расстройства из собственной врачебной практики. Название — не шутка и не ирония: «Решив, что осмотр закончен, профессор стал оглядываться в поисках шляпы. Он протянул руку, схватил свою жену за голову и… попытался приподнять ее, чтобы надеть на себя. Этот человек у меня на глазах принял жену за шляпу! Сама жена при этом осталась вполне спокойна, словно давно привыкла к такого рода вещам».

Пациент не имел каких-либо психических заболеваний, но страдал агнозией, при которой не был способен отличить ногу от ботинка или голову жены от шляпы. Тот же пациент распознавал геометрические формы, а также угадывал известных людей по отдельным элементам на карикатурах — например, Уинстона Черчилля по его сигаре, но не мог различить выражения лиц актрисы на экране телевизора. Розу пациент мог угадать по запаху, но сначала видел её как «изогнутую красную форму с зелёным линейным придатком».

В данном случае зрительная агнозия распространялась не только на лица, но и на предметы. При прозопагнозии чаще не воспринимается только лицо, а предметы или животные распознаются без каких-либо проблем. Уже в 1871 году это расстройство просто и точно описал Льюис Кэролл в диалоге Алисы с Шалтаем-Болтаем в произведении «Алиса в Зазеркалье». С тех пор неофициальное название недуга – «Синдром Шалтая-Болтая»:

«– Даже если встретимся, я тебя все равно не узнаю, – недовольно проворчал Шалтай и подал ей один палец. – Ты так похожа на всех людей!
– Обычно людей различают по лицам, – заметила задумчиво Алиса.
– Вот я и говорю, – сказал Шалтай-Болтай. – Все на одно лицо: два глаза (и он дважды ткнул большим пальцем в воздухе)… в середине – нос, а под ним – рот. У всех всегда одно и то же! Вот если бы у тебя оба глаза были на одной стороне, а рот на лбу, тогда я, возможно, тебя бы запомнил».

Термин «прозопагнозия» впервые употребил в 1947 году немецкий невропатолог Йоахим Бодамер. Он описал три случая заболевания, один из которых был связан с ранением 24-летнего мужчины – он перестал узнавать друзей, родных и себя в зеркале. Он ориентировался на слух и тактильные ощущения, а также на походку, манеры двигаться и другие черты. Страдающим этим расстройством приходится адаптироваться и искать разные способы идентификации людей.

Сам факт существования прозопагнозии привёл к исследованиям восприятия человеком лица. Когда мы видим другого человека, наш мозг выполняет несколько задач, среди которых – распознавание отдельных элементов лица, соотношение информации с имеющимися в памяти данными о наших знакомых и поиск имени, определение пола человека, его профессии и так далее. При прозопагнозии эта схема нарушается.

Читайте также  Почему пищит системный блок

Причинами расстройства могут быть повреждение мозга или болезни, но есть предположение, что оно передаётся по наследству. В 1976 году был зафиксирован случай, когда 12-летняя девочка была неспособна узнавать своих одноклассников в школьной форме. Мать девочки также имела сложности с распознаванием лиц.

Обычно людям сложнее узнать кого-то, если его фотография перевёрнута, и на ней нет ничего, кроме лица.

На изображении ниже узнать людей стало гораздо проще.

В 2000 году в интернете начали привлекать внимание к проблемам прозопагнозии, и исследователи смогли найти сотни людей с этим недугом. В 2006 году первое исследование выявило, что развивающаяся прозопагнозия есть у 2,47% населения, а в другом исследовании 2009 года было выявлено, что этот показатель может составлять 2,9%. Люди в том числе жалуются на неспособность отличить героев фильмов друг от друга.

С диагностикой также есть проблема. Людей, которые не здороваются с коллегами, друзьями вне привычной среды, считают заносчивыми, такое поведение приводит к конфликтам, и его чаще всего не могут объяснить. Сам человек может считать, что у него есть проблемы с памятью, обвинять себя в невнимательности.

“Все думают, что я надменный зазнайка, потому что прохожу мимо и не здороваюсь даже с хорошими друзьями”, — рассказывал в интервью Афише Степан Казарьян. В 15 лет он не узнал маму в маршрутке, а в школе узнавал одноклассников только по причёскам и местам, где они сидят, и не запоминал никого из параллельного класса. В институте этот приём стало сложно проворачивать — все садились, куда хотели. На втором курсе он сделал подарок не девушке, которая ему нравилась, а другой “маленькой брюнетке”. Когда по совету друга, читавшего об этом недуге, Степан пошёл к неврологу, он стал его первым пациентом с таким диагнозом.

Доктор Сара Бэйт (Sarah Bate) с 2010 года занимается исследованиями в этой области, а также освещением проблемы в обществе. Сара Бэйт возглавляет команду исследователей из Борнмутского университета, которая разработала первый в мире стандарт для ранней диагностики прозопагнозии. Чеклист со списком симптомов предназначен в том числе для родителей: исследователи уверены, что у людей, у которых расстройство обнаружилось в раннем возрасте, появится шанс улучшить навыки распознавания в период высокой способности к обучению.

Согласно списку симптомов, у вас может быть прозопагнозия, если вы:

  • Путаете персонажей в фильмах, телепередачах и/или играх.
  • Неспособны идентифицировать людей на фотографиях (включая знаменитостей, лично знакомого человека или себя).
  • Теряетесь в людном месте — на детской площадке, вокзале.
  • Возникают трудности в группах людей с одинаковыми внешними данными — например, когда окружащие носят одинаковые формы, имеют одинаковый возраст или пол.
  • Когда сталкиваетесь с человеком, задаёте вопросы общего характера, чтобы попытаться определить, с кем вы говорите.
  • Постоянно избегаете называния имён других людей.
  • Не представляете себя другим людям, не знакомите двух людей друг другу.
  • Не узнаёте людей, когда у них изменилась причёска или цвет волос, голос, походка, одежда.
  • Описываете людей с помощью информации, не относящейся к лицу: «человек с мотоциклетным шлемом»).
  • Не узнаёте знакомых людей, коллег в непривычной обстановке.
  • Не видите знакомых на улице.
  • Легко распознаёте людей в ожидаемой обстановке — коллегу на рабочем месте.

Чеклист доступен по ссылке. Научная статья опубликована 26 января 2018 года в журнале Nature (doi:10.1038/s41598-018-20089-7).

Я не помню своего лица. ИНТЕРВЬЮ с человеком с прозопагнозией

А вам известно, что некоторые люди не распознают и не запоминают лиц? И речь вовсе не о плохой памяти, а о прозопагнозии (лицевая агнозия). Это расстройство восприятия лица, при котором способность узнавать лица утеряна, но при этом способность узнавать предметы, в целом, сохранена. Возникает прозопагнозия при поражении правой нижне-затылочной области, часто с распространением очага на прилегающие отделы височной и теменной долей мозга.

Media.Az побеседовала с клиническим психологом Глебом Шварцом, который не понаслышке, а на собственном опыте знает, что такое прозопагнозия.

— Расскажите, как вы узнали, что у вас прозопагнозия?

— Я родился в 1980 году, так что немалую часть жизни прожил в то время, когда не было ни психологов, ни психологии, а в интернете — познавательного контента. Поэтому все особенности своего организма приходилось объяснять не медицинскими терминами, а личностными характеристиками.

Помню, родители оценивали мое состояние такими выражениями, как «ты ленивый», «ты бестолковый», «ты невнимательный». Собственно, так я и воспринимал то, что со мной происходило. Только в довольно взрослом возрасте, уже получив вторую специальность — клиническая психология, я узнал, что неспособность запоминать и узнавать лица — не моя глупость и плохая память, а особое, не самое удачное строение мозга. Скажем так, врожденная особенность.

— Сколько, по-вашему, страдающих прозопагнозией в Азербайджане? По различным оценкам, в мире их всего 2,5%.

— Это данные западных исследователей. Но в неврологии нет национальных особенностей, поэтому можно ожидать примерно такую же цифру и в Баку. Точно назвать невозможно, поскольку эта особенность чаще всего врожденная, человек к ней полностью привыкает, не замечает ее и не жалуется на плохое распознавание лиц. Он просто не знает, что бывает по-другому. По всей видимости, вы таких людей встречали не раз, но ни они сами, ни вы не подозревали о наличии такой особенности.

— Можно ли от этого вылечиться?

— Насколько мне известно, достоверно эффективных способов терапии прозопагнозии нет. Есть небольшая польза от тренировки по запоминанию лиц. В любом случае о полном излечении речи не идет. Вместо «вылечиться» лучше использовать формулировку «как научиться с этим жить». Дело в том, что, если у человека данная особенность врожденная, то он уже привыкает и умеет с этим жить. Тем же, кто страдает этим после травмы, конечно, намного сложнее.

Отметим, что прозопагнозия вызывается травмой, либо ростом опухоли, либо, что чаще всего, сосудистыми нарушениями в правой нижне-затылочной области, часто с распространением очага на прилегающие отделы височной и теменной долей.

— А вы сами используете какие-либо упражнения для запоминания лиц?

— Нет, потому что в жизни не возникает ситуаций, когда приходится распознавать людей только по лицу. Если бы для идентификации и распознавания человека не оставалось ничего другого, тогда, может, пришлось бы тренировать мозг. Но пока таких ситуаций не возникало.

— Скажите, как вы видите лица людей?

— Когда я смотрю в лицо, то воспринимаю его как частично, так и целиком. Но как только отвожу взгляд (в зависимости от ряда факторов, лицо может на короткое время сохраниться в моей памяти), оно сразу исчезает. И что бы я ни делал, я уже не могу его вспомнить.

Кстати, могу рассказать о своей первой любви. Она, конечно же, была несчастной. Это было в 2005 году, когда не было ни социальных сетей, ни мессенджеров. Я скучал и изо всех сил пытался вспомнить лицо своей девушки, но не мог. Скажем, руки и прическу мог, а лицо — никак. И порой просто хотелось плакать от бессилия.

— А себя в зеркале или на фото узнаете?

— Это сложно передать словами, но я все же попытаюсь. Я не помню своего лица, даже не могу мысленно воссоздать его в памяти. Когда гляжу в зеркало, то, конечно же, у меня не вызывает сомнений, что это я. Это только благодаря логике (улыбается). Но многое зависит от моего общего состояния. Если я здоров, бодр, в хорошем настроении, мне удается чуть дольше удерживать картинку в памяти, если уставший, раздраженный, то вообще не запоминаю, даже на несколько секунд.

— А если вы встретите на улице близкого человека, который, например, сменил цвет волос, постригся, что-то изменил во внешности…

— Теоретически может быть, что я его не узнаю. Если человек в другой одежде, с другой стрижкой, не прикасаясь к нему, не зная, что мы должны встретиться. Но это все фантастические предположения, которые бывают только в фильмах. В реальной жизни вероятность таких событий практически нулевая.

— Тогда как вы запоминаете своих близких и родных?

— Мы же состоим не только из лица. Есть фигура, движения, голос, осанка, прикосновения, одежда — все это откладывается в моей памяти. Так собирается образ. Лицо — это даже не половина, ну, от силы 30% образа. Оставшихся 70% мне вполне достаточно, чтобы узнавать родных и близких. И опять же, напомню — я вижу лицо, а не сплошное пятно. Просто стоит мне отвести взгляд, как оно почти сразу забывается. На первый взгляд, это может показаться чем-то серьезным, на самом же деле многие люди живут с этим всю жизнь, даже не замечая.

— А как вы работаете? Не возникает сложностей с клиентами?

— Никаких проблем не возникает, в целом, память у меня хорошая. Я помню всех своих клиентов, их сильные и слабые стороны, только лиц не помню. Бывают ситуации, когда на улице на меня кто-то смотрит, а я не знаю, знакомы мы или нет, здороваться ли мне с ним? Поскольку я психолог, а стоящий рядом может оказаться моим клиентом, то из этических соображений я первым не здороваюсь. Возможно, человек не хочет, чтобы окружающие знали, что он посещает психолога.

Хочу подчеркнуть, что человек с врожденными проблемами с распознаванием лиц не нуждается в специальной коррекции. Мы сами сумели приспособиться к жизни. Кстати, бывают и проблески. Вот сейчас вспомнил лицо одного своего клиента. Недавно хотел написать ему, спросить, как у него дела. Но увы, в тот же день в Facebook увидел новость о том, что парень погиб на войне. Верите, отлично помню его лицо и смог бы даже нарисовать, если бы умел. Это был парень лет 24-25, с широкой улыбкой и солнечными глазами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: