Как происходило раскулачивание

История раскулачивания

Тема раскулачивания семей близких и родных воспринимается людьми с особой болью спустя даже длительное время. Боль и обида за искалеченные судьбы родных не забудется и 100 лет спустя.

Мы публикуем воспоминания читателей нашего канала «Тропой самурая» о первых десятилетиях Советской Власти, о тяготах и лишениях с которыми пришлось столкнуться их родным и близким.

Galina «Это история моей семьи. У бабушки не было ни коровы, ни палат каменных, а было пятеро голодных детей.

Маме в то время было уже 7 лет и она прекрасно помнит тот момент, когда их пришли «раскулачивать», как ногами пинали по хате хлеб только что испечённый бабушкой изо мха. Хороша кулачка с пятью детьми, без мужа. Единственно что у них было добротное — это дом, построенный бабушкой с мужем ещё в 1920-ом году, который они своими руками строили, а брёвна из леса на своём горбу волохали, так как лошади у них не было, и глину бабушка ногами месила для печки ( ( (надорвавшись с постройкой дома, она долго не могла иметь детей. Первый ребёнок — это моя мама, родилась, когда бабушке было уже 28 лет, а замуж её выдали в 17 лет.

Но мои мама с бабушкой даже благодарны за тот беспредел, так как это «раскулачивание» спасло их от неминуемой гибели в годы ВОВ: деревня в 100 дворов была сожжена дотла.

Я выше уже писала, что «раскулачили» только за то что она отказалась вступить в колхоз! Мама с бабушкой часто вспоминали тот день и рассказывали, что это был просто произвол местных властей. Бабушка только напекла хлеб изо мха и выложила его на стол, накрыв полотенцем. Так вот, эти сельсоветчики пинали хлеб ногами по хате, как мячики, а дети смотрели с печки голодными глазами и плакали.

Если вы знаете историю тех лет, то знаете, что и определённые разнарядки были, одна из таких разнарядок — количество раскулаченных. Вот и попала моя бабушка с детьми под эту разнарядку на высылку. Отказалась вступать в колхоз — значит против советской власти, вот и весь приговор.

Но именно это «раскулачивание» спасло бабушку и маму от гибели в годы Великой Отечественной войны, так как их деревня была сожжена дотла.

И высланы бабушка с детьми были не на север, а в Иркутскую область, в деревню от станции Тайшет 100 км. Жаль, что название деревни не помню, а спросить уже некого.

О годах, проведённых в той деревни, и бабушка, и мама вспоминали с теплом и добротой. Они поселились в доме, высланного из той деревни кулака, так дом оказался добротнее их родного, с крытым двором. Сибиряки приняли их хорошо и помогали во всём.

А потом, бабушка там встретила второго своего мужа, который заботился о всех детях, как о родных. Он был охотником, а потому, вспоминая те годы, мама говорила, что столько мяса они никогда до этого не ели, да и хлеб уже бабушка пекла не изо мха, а из ржаной муки.

Правда, такое счастье было не долгим. Началась война и отчим пропал без вести на ней, а им в колхозе пришлось трудиться наравне со взрослыми: летом в поле и на сенокосе, а зимой — цепами молотили вручную рожь, да варежки вязали с двумя пальцами. Учиться было некогда, так мама моя и осталась с 4-мя классами образования.

Мама о сибиряках всегда вспоминала с теплом и добротой. Когда понадобились документы для подтверждения, что она работала в тылу, я помогла ей написать письмо в ту деревню. Честно говоря не очень и рассчитывая на ответ, так как это были уже 90-е годы, столько лет прошло, они ведь в 1946 году уехали к бабушкиной сестре в Ленинград. Но буквально через месяц пришло письмо от председателя сельсовета с подтверждающими документами, а к нему было приложено письмо от жителей села, которые помнили маму с бабушкой и приглашали в гости. Мама читала и плакала. До самых последних дней она говорила, что добрее и отзывчивее людей, чем сибиряки, она не встречала в своей жизни.

Вы можете мне не верить, но я рассказала историю моей семьи. Даже сегодня, в каждом регионе всё по-разному, а в те годы на местах творили вообще что хотели.

Раскулачивание не закончилось в 1932 году, как принято считать, ещё в 1934-35 годах, продолжали сгонять в колхозы, а тех кто сопротивлялся — с теми и расправлялись, как хотели.

Так что мне всё равно: верите вы мне или не верите, а вот я своим бабушке и маме верила, когда они живы были и продолжаю верить, когда их уже нет. «

Александр Швецов «Наших бабушек паскудная совковая власть доводила до людоедства в прямом смысле слова, создавались вонюченькие колхозики и совхозики, которые уничтожили богатейшее сельское хозяйство России.

Кулаков, вместе с детишками ссылали на север, где эти бедолаги вымирали. Про концентрационные лагеря вообще страшно вспоминать. Наши отцы и матери нахлебались военного лихолетья в Отечественной войне, которая состоялась по вине большевичков. И всё это происходило в самой богатой всеми ресурсами стране в мире. А сейчас докатились до того, что государство разворовали и растащили по кусочкам. Вот что натворили устроители земного рая»

Половина крестьян были раскулачены по политическим мотивам

Каковы были формальные причины «раскулачивания» и кем были «кулаки» на самом деле? Каков был масштаб репрессий против крестьян в начале 1930-х годов? Об этом на лекции «Раскрестьянивание по-советски: суть и масштабы кампаний по коллективизации и «раскулачиванию» на Урале» рассказал доцент факультета экономических наук ВШЭ Алексей Раков. Лекция состоялась в рамках проекта «Университет, открытый городу: лекционные четверги в музеях Москвы» в Музее истории ГУЛАГа.

«Раскулачивание» или раскрестьянивание

Алексей Раков рассказал, что его первоначальный интерес к этой теме был вызван личными причинами: он хотел найти информацию о родственниках, которые пережили «раскулачивание». Сведения о своей семье в архивах он не нашел, зато обнаружил множество других историй, которые выросли в архивное исследование по всему Уралу — самому крупному району спецпоселений. Исследование проводилось на основе анализа базы данных по «раскулаченным» крестьянам Южного Урала (Троицкого, Челябинского и Златоустовского округов) и базы данных по спецпереселенцам этого региона — крестьянам, переселенным сюда из других областей в 1930-1934. В первую базу вошли списки кулацких семей, подлежащих выселению, списки и характеристики лиц, лишенных избирательного права, и анкеты и личные карточки спецпереселенцев. Размер выборки, занесенной в базу данных «»Раскулаченные» крестьяне Южного Урала (1930-1934 гг.)», составил 1461 семью (или 16,8%), подвергшуюся «раскулачиванию».

Отталкиваясь от гипотезы о том, что значительная часть «раскулаченных» крестьян Южного Урала попали в эту категорию по политическим, а не по формальным экономическим параметрам, исследователь поставил перед собой две задачи. Во-первых, проверить, насколько «раскулачивание» соответствовало прописанным в нормативно-правовых актах критериям, в частности, Постановлению СНК СССР от 21 мая 1929 года, а, во-вторых, выяснить, кто подпадал под определение «кулаков», были ли эти люди действительно настолько богаты, как принято считать.

ОГПУ занималось «раскулачиванием» исходя из количественных планов, которые в советской традиции стремительно перевыполнялись

Как объяснил лектор, термин «раскулачивание» взят в кавычки неслучайно. Сделано это потому, что «ликвидация кулачества как класса» была сталинской идеологемой. Выступая на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года, Сталин провозгласил «ликвидацию кулачества как класса». Хотя даже если обратиться в главному авторитету в этой области В.И. Ленину, «кулаки» классом никогда не являлись. Раскрестьянивание же — более универсальный общеевропейский термин, означающий переход от индивидуального хозяйства к коллективному.

Планы и советская модель их претворения в жизнь

По замыслу Сталина, кампании по коллективизации и «раскулачиванию» должны были идти параллельно, так как «раскулачивание» давало средства для формирования колхозов.

ОГПУ занималось «раскулачиванием» исходя из количественных планов, которые в советской традиции стремительно перевыполнялись: минимальный план — 18,5 тыс. «раскулаченных» семей на Урале, максимальный план — 24,5 тыс. семей. В реальности уже в 1931 году было «раскулачено» более 28 тыс. семей, к 1933 году — более 31 тыс. семей.

При этом любая публичная информация о методах, которыми осуществлялось «раскулачивание», была недопустима: «Категорически запрещается воспроизводить в печати публикацию фактов расстрела кулацких элементов, примите точно к исполнению», — пишет в телеграмме первый секретарь Уральского обкома ВКП (б) Иван Кабаков.

Юридические казусы советского права

Разбирая по пунктам признаки «кулацкого» хозяйства, записанные в Постановлении СНК СССР от 21 мая 1929 года и анализируя законодательную практику того периода, Алексей Раков обращает внимание на различные юридические казусы и нестыковки.

В частности, согласно Постановлению СНК СССР от 21 мая 1929 года, хозяйство признается «кулацким», если оно систематически применяет наемный труд. Но к этому времени еще не был отменен закон, разрешивший во время НЭПа наемный труд (его отмена состоялась позже, 1 февраля 1930 года). «Фактически перед нами ситуация, когда государство само себя объявляет вне закона, когда закон начинает иметь обратную силу. И это при том, что советские колхозы отчаянно нуждались в наемном труде, им не хватало рабочих рук, и сами колхозники были вынуждены нанимать своих односельчан на работу для сбора урожая», — говорит автор.

Еще один признак — в хозяйстве имеется мельница, маслобойня, сушилка и другие промышленные предприятия с механическим двигателем. По факту же при «раскулачивании» на местах учитывалась только первая часть определения — наличие сельскохозяйственных машин, под которыми понимались грабли, лопаты, тяпки, а собственно «механический двигатель» благополучно опускался.

Читайте также  Как привязать карту к Яндекс Деньгам

Позднее перечень признаков неоднократно дополнялся. Сначала добавили еще два: во-первых, аренду земли, садов и виноградников, а во-вторых, эксплуатацию окружающего населения посредством работы на дому при наличии промпредприятия или сдачи в аренду этого предприятия. В 1931 году право на дополнение перечня этих признаков было предоставлено облисполкомам.

Все для индустриализации страны

«Раскулачивание» и коллективизация шли одновременно с индустриализацией страны и по сути финансировали ее. Во-первых, за счёт экспорта зерна, он вырос с 178 тыс. тонн в 1929 году до 1,7 млн тонн в 1933 году. Деревня стала одним из источников советской индустриализации — отбираемый у крестьян хлеб шел на экспорт, а на вырученную валюту покупали станки. Но так как зерно у крестьян сначала закупалось по невыгодным для них ценам, а потом и вовсе изымалось, то в условиях неурожая и действий властей это привело к голоду 1932-1933 годов, унесшему жизни 8 млн человек.

Единый сельскохозяйственный налог от единоличных хозяйств в 1932 году на Урале составил более 382 млн руб., для сравнения — отчисления от всех уральских предприятий тяжелой промышленности составили 388 млн руб.

Во-вторых, перекачка средств из деревни в город осуществлялась с помощью не только «ножниц цен», но и налогов. Единый сельскохозяйственный налог от единоличных хозяйств в 1932 году на Урале составил более 382 млн руб., для сравнения — отчисления от всех уральских предприятий тяжелой промышленности составили 388 млн руб. В 1933 году план на исполнение сельхозналога составил уже более 760 млн рублей только по Уралу.

Также существовала и практика самообложения, которое только на Урале в 1932 году принесло в бюджет 485 млн рублей. Кроме того крестьяне, попавшие под репрессии, в обязательном порядке подвергались индивидуальному обложению. Применялась прогрессивная шкала налога, которая доходила до 70%. Самообложение — это форма первоначально добровольного участия населения в расходах на хозяйственное и культурное строительство, получившая распространение в период проведения коллективизации. Эти сборы часто повторяли сельскохозяйственный налог, но расходовались на местные нужды. При этом вопрос о введении самообложения решался на общих собраниях жителей деревень и сел, а принятое решение было обязательным для всех. Постепенно в 1930-е годы «добровольность» исчезла.

Экономический показатель «раскулачивания»

Все «кулаки» были официально разделены на три категории.

В первую категорию попадали представители контрреволюционного актива, их дела рассматривали спецтройки в составе представителей ПП ОГПУ, обкомов ВКП (б) и прокуратуры, а члены семей выселялись в отдаленные районы с конфискацией всего имущества или расстреливались.

Вторая категория — наиболее богатые «кулаки», «опора антисоветского актива», подлежали выселению на спецпоселение, в эту категорию включали и «подкулачников», то есть всех сочувствующих «кулакам».

К третьей категории относились все остальные «кулаки», которые, должны были переселяться внутри области или края.

Среднестатистический глава семьи был «раскулачен» в 1930 году по второй категории, являясь трудоспособным русским мужчиной в возрасте 45 лет, который уже был лишен избирательных прав в 1929-1930 годах за эксплуатацию батраков и сельскохозяйственных машин. Он платил индивидуальный налог, не был под судом (всего 25% были судимы, из них лишь 10% имели чисто уголовный характер), не служил в армии, обладал посевом чуть более 10,5 десятин.

Исследователь задается вопросом: посев чуть более 10,5 десятин — много это или мало? Соответственно, были ли эти люди зажиточными, как принято считать? Для сравнения: перед революцией в 44 губерниях европейской России 10 млн дворов имели в среднем прядка 9 десятин земли. До революции земли Троицкого округа, который и рассматривается в исследовании, входили в состав Третьего отдела Оренбургского казачьего войска. Согласно Положению о размежевании земель Оренбургского войска 1876 года, на одну войсковую душу должно было приходиться не менее 30 десятин земли, 24 десятины пашни, 3 — луга. А в дальнейшем стали выделять о 30 до 100 десятин, и на один казачий двор могло приходиться от 60 до 200 десятин земли. Таким образом, получается, что посев в 10,5 десятин для семьи — это совсем немного, фактически это средний размер, делает вывод лектор.

О чем это говорит? «Раскулачивание» шло, в первую очередь, по политическим мотивам, главным из которых была враждебность крестьян по отношению к советской власти.

Согласно исследованию Алексея Ракова, в 1930 году — в первый год кампании —доля «раскулаченных» не по признакам зажиточности приближалась на Южном Урале к 50%. По мнению докладчика, это объясняется как практикой перевыполнения норм, так и теми цифрами, которые были спущены сверху. Согласно Директиве Политбюро ЦК ВКП (б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30.01.1930 года, общая численность «кулаков» устанавливалась в пределах 3-5% всех крестьянских хозяйств. Но по данным динамической переписи Центрального статистического управления, доля «кулацких» хозяйств только в РСФСР сократилась с 3,9% в 1927 году до 2,2% в 1929 году, то есть еще накануне коллективизации. Следовательно, заданные цифры никак не могли быть выполнены — к концу 1929 года по всей стране оставалось менее 600 тыс. семей, отнесенных к «кулацким».

Можно сделать вывод, что к середине 1930-х годов в процессе «раскулачивания» была уничтожена наиболее активная и предприимчивая часть крестьянства, которая могла бы поднять экономику страны, как это и происходило во время НЭПа. Второй жертвой стали те, кому приписывали политические мотивы, или те, кому действительно по разным причинам не нравилась советская власть.

Раскулачивание: чем крестьяне большевикам не угодили?

Зерно для диктатуры пролетариата обошлось примерно в полмиллиона жизней

80 лет назад в Советском Союзе развернулась кампания террора и экспроприации зажиточного крестьянства, вошедшая в историю как «раскулачивание».

Некоторые современные исследователи предпочитают называть ее «раскрестьяниванием».

В первый день операции, 6 февраля 1930 года, были арестованы 15985 человек.

Во время одной из союзнических конференций второй мировой войны Сталин сказал Черчиллю, сунувшемуся к нему с соболезнованиями по поводу огромных людских потерь СССР: «При коллективизации мы потеряли не меньше».

«Я так и думал, ведь вы имели дело с миллионами маленьких людей», — заметил Черчилль.

«С десятью миллионами, — ответил Сталин. — Все это было очень скверно и трудно, но необходимо. Основная их часть была уничтожена своими батраками».

  • Зигзаги генеральной линии
  • Как становились «кулаками»?
  • Контрреволюционный плач
  • Карьера на соседских слезах
  • И все-таки — зачем?

Сколько людей пострадало на самом деле?

Главной мишенью стали крепкие хозяева

«Кулаки» делились на три категории. Главы семей, проходящих по первой категории, арестовывались как «злостные контрреволюционеры» и направлялись в лагеря, а их семьи — на поселение. Вторая категория ехала в «холодные края» вместе с отцами, третьей разрешалось после конфискации имущества устроиться на заводы и стройки.

Точные данные имеются лишь о количестве расстрелянных, арестованных и сосланных, поскольку в ГПУ учет был, так или иначе, налажен.

Первоначально установленную квоту в 60 тысяч арестованных и 400 тысяч высланных многократно перекрыли.

Уже к 15 февраля арестовали 64589 человек, а к 1 февраля 1931 года — 320415 человек.

В резолюции на докладе о ходе арестов от 15 февраля 1930 года шеф ОГПУ Генрих Ягода потребовал от подчиненных временно оставить в покое «попов и купцов» и сосредоточиться исключительно на «кулаках».

На поселение отправили 2 млн. 926 тыс. 884 человека, из них за 1930-1931 годы — 2 млн. 437 тыс. 062 человека.

Разница между количеством сосланных и прибывших на место ссылки составила 382 тыс. 012 человек.

Первая же перерегистрация в январе 1932 года обнаружила «недостачу» еще 486 тыс. 370 человек умерших и беглых.

Согласно секретной справке, подготовленной в 1934 году оперативно-учетным отделом ОГПУ, около 90 тысяч кулаков погибли в пути следования, еще 300 тысяч умерли от недоедания и болезней в местах ссылки, около половины из них — в 1933 году, когда в СССР разразился массовый голод.

За активное сопротивление коллективизации только в 1930 году было казнено 20 тыс. 200 человек.

По данным НКВД на 1940 год, с поселения бежало 629 тыс. 042 бывших «кулака», из них поймали и возвратили 235 тыс. 120 человек.

Большинство числившихся пропавшими без вести, вероятно, сумели спастись и раствориться на необъятных просторах страны, но многие пропали в тайге.

«Преступление» отца Павлика Морозова заключалось, как известно, в том, что он, будучи председателем сельсовета в Тобольской области, за взятки выдавал сосланным кулакам «бланки с печатями», дававшие тем возможность уехать и попытаться начать новую жизнь.

Подводя скорбный итог, можно сказать, что репрессиям подверглись свыше трех миллионов человек, из которых около 500 тысяч погибли.

Зигзаги генеральной линии

Пока шла борьба за власть с Троцким, Сталин критиковал его тезисы о «сверхиндустриализации» и «форсированной перекачке средств из деревни в город» и даже получил от главного оппонента прозвище «крестьянский король».

На XIV съезде партии в декабре 1925 года он назвал ошибочным лозунг «Бей кулака!» и высказался против «возврата комбедовской политики», которая, по словам Сталина, вела «к провозглашению гражданской борьбы в нашей стране» и «к срыву всей нашей строительной работы».

Новые ветры задули в 1928 году.

15 февраля «Правда» вдруг опубликовала большую подборку материалов о «тяжелой ситуации на селе», «повсеместном засилье богатого крестьянства» и зловредных «кулацких элементах», которые якобы пробираются на должности секретарей партячеек и не пускают в партию бедноту и батраков.

С этого момента пропагандистская кампания пошла по нарастающей. Газеты изо дня в день публиковали письма «возмущенных трудящихся»: «Кулаки — эти яростные враги социализма — сейчас озверели. Надо их уничтожать, выносите постановление об их выселении, отбирайте у них имущество, инвентарь».

Читайте также  Как сделать дверь в Майнкрафте

Пресса подняла на щит некоего красноармейца Воронова, который на письмо отца: «последний хлеб отбирают, с красноармейской семьей не считаются», ответил: «Хоть ты мне и батька, ни слова твоим подкулацким песням не поверил. Я рад, что тебе дали хороший урок».

28 мая 1928 года на встрече со слушателями Института красной профессуры Сталин впервые публично заявил, что есть верный и надежный способ изъятия хлеба у крестьян: «это переход от индивидуального крестьянского хозяйства к коллективному, общественному хозяйству», а на июльском пленуме ЦК впервые сформулировал знаменитый тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму.

За зажиточных крестьян попыталась вступиться правая оппозиция. Николай Бухарин говорил о возможности «постепенного врастания кулака в социализм через кооперацию» и призывал «не ссориться с мужиком». Алексей Рыков заявлял, что «наступление на кулаков нужно проводить, разумеется, не методами так называемого раскулачивания».

На одном из пленумов ЦК сторонники умеренного подхода сумели провести резолюцию: «Обеспечить содействие дальнейшему подъему производительности индивидуального мелкого и среднего крестьянского хозяйства, которое значительное время будет еще базой зернового хозяйства в стране».

Крестьянская Голгофа. 80 лет назад началось раскулачивание

Крестьянская Голгофа. 80 лет назад Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Февраль 1930 года стал началом жестокого организованного раскулачивания и массовой принудительной коллективизации.

Крестьянская Голгофа. 80 лет назад Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Февраль 1930 года стал началом жестокого организованного раскулачивания и массовой принудительной коллективизации.

1930. Ставропольский край. Члены рабочей бригады изымают хлеб у кулаков

Осенью 1926 года из московских магазинов начали исчезать масло, сметана, сыры, молоко, возникли перебои с хлебом. К зиме дефицитом стали мануфактура, соль, чай, спички, мыло, нитки и прочий ширпотреб. И не только в Москве.

Начинался ропот среди рабочих. 24 февраля 1927 года на Васильевском острове в Ленинграде состоялась рабочая демонстрация, участники которой требовали свободы слова, печати, свободных перевыборов заводских комитетов и Советов. На Дону, Кубани, в Сибири и на Украине начались стихийные крестьянские выступления.

Когда хорошо плохо

И вроде бы причин для кризиса не было: 1926 год оказался самым урожайным (около 4,7 млрд пудов) за все двадцатые годы. Но стоимость произведенного крестьянами продовольствия превзошла совокупную стоимость советской промышленной продукции, предназначенной для удовлетворения потребительского спроса. Денег на руках оказалось много, а товаров в торговой сети — мало. Цены на рынке на промтовары поползли вверх. Крестьяне пропорционально подняли отпускные цены на продовольствие. Государство отказалось закупать хлеб по новым рыночным ценам, а сельские производители не пожелали отдавать результаты тяжелого труда за бесценок. Так возник острый хлебозаготовительный кризис 1927–1928 годов.
В 1928 году власть фактически вернулась к принудительным хлебозаготовкам, силой заставляя крестьян отдавать хлеб по демпинговым ценам. Ответ не заставил себя ждать. За год — 709 крестьянских волнений. Органы ОГПУ зарегистрировали 1027 терактов (поджоги, покушения, убийства, нападения и т. п.) против сельских активистов, представителей местных Советов. Вдобавок крестьяне стали обрабатывать меньше земли. Это была инстинктивная самозащита от нового похода партии в деревню за дармовым продовольствием. Аграрный кризис перепроизводства 1926 года превратился в кризис недопроизводства 1928–1929 годов. 1 Снабжение городов и армии продовольствием оказалось под угрозой.

Власть не могла пойти на уступки крестьянству: это означало бы не только прекращение противоестественного социалистического эксперимента, но и ликвидацию политического господства номенклатуры ВКП(б), ответственной за все, что происходило в стране начиная с 1917 года: захват власти и собственности, массовые убийства по социальному признаку, политические репрессии, гонения на церковь…

«Наше положение, особенно когда уже Ленина не было, стало очень опасным», — признавал в 1972 году пенсионер Вячеслав Молотов, бывший секретарь ЦК и сталинский нарком. 2 Поэтому вопрос об удержании власти в ситуации острого кризиса на рубеже 20–30-х годов превращался для ВКП(б) и многих его функционеров в проблему жизни и смерти.

Предупредить революцию

Сталин недаром называл крестьянство таким классом, «который выделяет из своей среды, порождает и питает капиталистов, кулаков и вообще разного рода эксплуататоров». Конфликт между номенклатурой и крестьянством не имел разрешения, как бы того наивно ни желали «правые уклонисты» Николая Бухарина. Речь шла не о разных методах социалистического строительства, а о самом существовании большевистской диктатуры. «Сталин помнил, как пало царское самодержавие, — писал Абдурахман Авторханов. — «Хлеба, хлеба, хлеба!» — вот с какого лозунга начали Февральскую революцию в Петрограде. Сталин знал лучше, чем Бухарин, что большевистское самодержавие ждет та же судьба, под тем же лозунгом, если самому не произвести революцию сверху в деревне, чтобы предупредить революцию снизу в городе». 3

Для сохранения власти и жизни сталинцам необходимо было силой превратить крестьян-домохозяев в крепостных, бесправных сельскохозяйственных рабочих, прикрепленных к государственным предприятиям (колхозам) по обработке земли. Колхозная система гарантировала незыблемость господства номенклатуры ВКП(б) и неприкосновенность ее коллективной собственности. Не исключено, что именно поэтому Молотов считал «успех коллективизации значительнее победы в Великой Отечественной войне».

Крестьянское сопротивление

По решению XV съезда ВКП(б) 1927 года объединение индивидуальных хозяйств в колхозы рассматривалось как «основная задача партии в деревне». Тем не менее в 1928 году из 24,9 млн крестьянских дворов были коллективизированы лишь 416 тыс. (1,7%). На 1 октября 1928 года колхозы (всех видов) производили около 8 млн центнеров зерна. А 5% крестьянских хозяйств, которые большевики окрестили «кулацкими», производили ежегодно почти 120 млн центнеров зерна и владели имуществом более чем на миллиард рублей. Крестьянство сопротивлялось коллективизации. По данным ОГПУ, в 1929 году число терактов на селе выросло почти в восемь раз, а стихийных крестьянских волнений и бунтов — вдвое. «Органы» отчитывались: в 1929 году ликвидировано 7305 контрреволюционных организаций и групп, арестовано по делам о «контрреволюционных преступлениях» 95 208 человек.

В 1929 году под партийным нажимом доля коллективизированных хозяйств выросла с 1,7% до 7,6%, но этого оказалось недостаточно.
7 ноября на страницах «Правды» Сталин заявил о том, что партии удалось «повернуть основные массы крестьянства в целом ряде районов к новому социалистическому пути развития», «повести за собой широкие массы бедноты и середняков». Это была ложь. Для насаждения в СССР колхозной системы потребовалось открытое насилие, сопровождавшееся высылками и депортациями, заключением в концлагеря и расстрелами наиболее эффективных хлеборобов. А затем — и искусственный голодомор.

Растерзанная деревня

В апреле 1929-го в городах были введены карточки на хлеб. К концу года карточная система охватила все виды продовольственных товаров, а затем затронула и промышленные. 27 декабря Сталин, выступая на конференции аграрников-марксистов, объявил о начале ликвидации «кулачества» в СССР: «Смешно и несерьезно распространяться теперь о раскулачивании. Снявши голову, по волосам не плачут». 5 января 1930 года Политбюро приняло итоговое постановление о темпе коллективизации. Через 10 дней была создана комиссия во главе с секретарем ЦК Молотовым по разработке спецмероприятий в районах сплошной коллективизации. В нее вошли более двадцати пяти представителей высшей партийной номенклатуры, советских учреждений и центрального аппарата ОГПУ (Андрей Андреев, Иосиф Варейкис, Филипп Голощекин, Борис Шеболдаев, Генрих Ягода и др.). К 26 января комиссия завершила работу и направила Сталину свои предложения.

В советской пропаганде начала 30-х годов страшнее кулака-мироеда зверя не было. Кулаков объявили главными виновниками продовольственного кризиса

30 января Политбюро приняло знаменитое постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Постановлением отменялись законы об аренде земли и применении наемного труда в сельском хозяйстве. У «кулаков» конфисковывались средства производства, жилье, скот, хлеб. Весь «кулацкий» контингент разделялся на три категории. Отнесенные к I категории («контрреволюционный актив», 60 тыс. человек) подлежали немедленному заключению в концлагеря или в особых случаях — к расстрелу. По II категории планировалось выслать на Север, в Сибирь, на Урал, в казахские степи 245 тыс. человек. При высылке раскулаченным оставляли минимум продовольствия и предметов домашнего обихода. Деньги подлежали конфискации, на каждую семью разрешалось оставить не более пятисот рублей (меньше месячной зарплаты на человека). Многочисленных раскулаченных по III категории (по неполным данным на декабрь 1930 года — более 32,5 тыс. семей) положено было лишить имущества, выслать из родных мест, но расселять в своих районах.

В феврале началось организованное всесоюзное раскулачивание и принудительное создание колхозов. В Центрально-Черноземной области за зиму уровень коллективизированных хозяйств вырос с 6% до 81%. Имущество и вещи раскулаченных складировались на сельских площадях, продавались с торгов, растаскивались мародерами. Зачастую у раскулачиваемых отбирали не только дом, скотину, хлеб, сельхозинвентарь, но и валенки, полушубки, шапки, платки, шали, перины, подушки, посуду, детские игрушки — все, что ценилось на селе, вплоть до нижнего белья. По откровенному признанию, сделанному на окружной партконференции коммунисткой из Сибири, «оставляли их, в чем мать родила». В Западной области 4 ,по сообщению органов ОГПУ от 28 февраля, лозунг многих бригад по раскулачиванию звучал так: «Пей и ешь — все наше!» Иногда произвол принимал совершенно извращенный характер. Крестьян избивали, заставляли их плясать до обморочного состояния под звуки струнного оркестра, «кулацких» девушек и женщин насиловали, раздевали на морозе и т. д.

Безобразия и грабежи творились по всей территории СССР, а реальный размах репрессий превзошел все установленные лимиты. Деревня в 1930 году ответила власти отчаянным вооруженным сопротивлением, фактически новой гражданской войной, которая до сих пор серьезно не исследована. Раскулачивание стало началом раскрестьянивания России. Колхозная деревня и сельское хозяйство оказались ахиллесовой пятой советской экономики. Их деградация привела к тому, что страна, бывшая в начале XX века крупнейшим экспортером зерна в Европе, к концу столетия уже просто не могла существовать без регулярных закупок продовольствия.

Читайте также  Как открыть магазин в своем частном доме

В 1930-м и последующие годы было раскулачено не менее миллиона крестьянских хозяйств с общим населением 5–6 млн человек. Всего в СССР в 30–40 годах депортациям и принудительным высылкам из родных мест подверглось около 4 млн человек (в том числе в 1930–1937 годах — почти 2,5 млн), значительная часть из них вымерла в нечеловеческих условиях ссылок и спецпоселений.

Потери животноводства в 1928–1933 годах оцениваются в 3,4 млрд золотых рублей (в ценах 1913 года). Поголовье лошадей с 1929 по 1933 год сократилось более чем вдвое — с 34 млн голов до 16,6 млн. Производство зерна на душу населения в 1934–1939 годах составило 3,8 центнера, меньше уровня не только 1913 года (4,9 центнера), но даже и 1928 года (4 центнера). В 1916 году совокупная мощность конского поголовья и тракторного парка составляла 17,9 млн лошадиных сил, в 1929-м — 17,4 млн, в 1937-м — 16,7 млн.

Ссылки

1 В 1926–1927 годах государственные хлебозаготовки составили 117,8 млн центнеров, в 1928–1929 — 107,9, общий сбор зерновых упал с 662,5 млн центнеров до 614,3.

2 Ф. Чуев. «140 бесед с Молотовым». М., 1991.

3 А. Авторханов. «Происхождение партократии», т. 2 «ЦК и Сталин». Франкфурт-на-Майне, 1981.

4 Западная область с 1929-го по 1937 год существовала на территории Брянской, Калужской, Смоленской и части Тверской губерний.

Раскулачивание — это. Понятие, основные цели и итоги. Трагедия раскулачивания в СССР

По общепринятому определению, раскулачивание – это карательная мера, которую использовало большевистское государство в отношении кулаков, чтобы защитить и сохранить существующий строй. То есть другими словами – узаконенное насилие над гражданами страны. Поэтому раскулачивание – это не что иное, как политическая репрессия.

Но кто же такие кулаки? Почему правительство, пришедшее к власти в России после победы революции (1917), постаралось от них избавиться?

Кто такие кулаки?

На этот счет существует несколько вариантов ответа. Наиболее распространенный на сегодняшний день утверждает, что кулаками называли крестьян, которые после отмены крепостничества и приобретения земли в личную собственность смогли умениями, знаниями, и, конечно же, упорным трудом поднять и приумножить свое хозяйство.

Возможно, так оно и было сразу после того, как крестьяне получили свободу, только потом наиболее предприимчивые из них превратились в деревенских ростовщиков, то есть «богачей», одалживающих деньги под непомерные проценты, скупающих или же забирающих за непогашенные задолженности земельные участки у односельчан. Последние после разорения были вынуждены работать на кулаков за мизерную плату, чтобы хоть как-то кормить свою семью.

Как известно, одной из целей политики большевиков было внедрение равноправия в обществе, поэтому такое классовое расслоение на селе их устроить не могло.

Первая волна раскулачивания

11 июня 1918 декретом ВЦИК были созданы комитеты бедноты (комбеды), которым предписывалось стать органами Советской власти на селе. А 8 ноября того же года на совещании делегатов комбедов В. И. Ленин впервые заявил о необходимости ликвидации кулачества как угрозы новому политическому строю. И именно комитетам бедноты отводилась руководящая роль в борьбе с сельскими эксплуататорами, а также перераспределением изъятого имущества: земельных участков, хоз. инвентаря, продовольствия.

В результате первой волны раскулачивания 50 миллионов гектаров конфискованной кулацкой земли и производственного инвентаря были переданы беднякам.

Однако первая волна борьбы с «мироедами», как еще называли кулаков, сильного вреда им не причинила. Конечно, потери были, но в большей степени материальные. Настоящая трагедия раскулачивания была еще впереди.

Коллективизация – удар по кулачеству

Так как СССР по-прежнему оставался аграрной страной, то власти рассматривали деревню не только как продовольственный, но еще и финансовый источник, который бы ускорил процесс планирующейся индустриализации. Но село в тот период представляло собой миллионы отдельных маленьких хозяйств, с которых получать доход было очень затруднительно.

Их объединение в группы существенно могло бы облегчить не только сбор необходимых средств, но и держать образованные крестьянские коллективы под контролем. Кроме того, объединение хозяйств нанесло бы сокрушительный удар по кулачеству.

Поэтому со стартом индустриализации в СССР началась и повсеместная коллективизация. Причем сроки, к какому времени она должна была закончиться, определялись довольно жестко. Так, начав процесс в январе 1930-го, его планировалось завершить: на Поволжье и Северном Кавказе уже к весне 1931 г., в других хлеборобных регионах – весной 1932 г. На проведение коллективизации во всех остальных местах давалось пять лет.

Массовая коллективизация проходила параллельно с раскулачиванием, так как эти два процесса были взаимосвязаны между собой.

Коллективизация и раскулачивание в 30-е годы — основные цели

Можно сказать, что раскулачивание закладывало финансовую базу для создания колхозов (коллективных хозяйств). Ведь изъятое у кулаков имущество являлось хорошей основой под будущее предприятие.

Также раскулачивание крестьян помогало решить еще одну проблему: появился законный способ избавиться от возможной угрозы антисоветских выступлений, которые могли быть организованы кулаками.

Ну и так как одним из намерений большевиков была ликвидация буржуазного строя как эксплуататорского, а кулаков вполне можно отнести к деревенской буржуазии, а, соответственно, и классовым врагам — значит, и они подлежали уничтожению.

Таким образом, коллективизация стала хорошим предлогом для обезвреживания неугодных элементов, способных организовать и оказать материальную поддержку возможному сопротивлению проводимым политическим мероприятиям.

Кто являлся кулаками по мнению большевиков?

Если в начальный период коллективизации кулаками считали тех крестьян, которые занимались эксплуатацией чужого труда, то позднее понятие «кулак» было расширено: теперь под эту категорию попадали даже те лица, в хозяйстве которых имелась корова или просто домашняя птица.

Причиной этому стало введение норм на раскулачиваемые элементы. То есть руководству сельхоз. района «свыше» спускалось процентное число населения, обычно 6–8%, которое должно быть раскулачено независимо от действительного положения вещей. Поэтому, когда заканчивались «настоящие кулаки», под репрессии стали попадать середняки или даже чем-то не угодившие местному правлению бедняки. Так появилось понятие «подкулачники», которых теперь сельские власти представляли как слой крестьянства, сочувствующий кулакам, а значит подлежащий репрессиям.

Таким образом, раскулачивание крестьян превратилось, по сути, в государственную машину по их выборочному уничтожению.

Тем не менее меры наказания для «мироедов» не были однозначными. Так, 30 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП (б) разработало и приняло постановление, делящее кулаков на три категории. От принадлежности к одной из них зависела величина репрессивного воздействия.

Три категории кулаков и применяемые к ним меры

К первой категории кулаков относились главари контрреволюционных организаций, устраивавшие восстания и террористические акты.

Во вторую категорию входили богатые кулаки, состоящие в контрреволюционных организациях.

К третьей категории относились представители остального кулачества.

Главы семей кулаков первой категории подлежали обязательному аресту. Ими занимались представители ОГПУ и прокуратуры. Остальные члены их семей, а также кулаки второй категории были отправлены в дальние районы СССР, где и размещались в специальных поселениях. Третью категорию кулаков вместе с их семьями селили в пределах региона прежнего места жительства, но на территориях, расположенных за землями колхозов.

Решением задач по организации переселений, розыском бежавших, подавлением волнений среди раскулаченных, а также обеспечением их работой занималось ОГПУ.

Результаты коллективизации и итоги раскулачивания

Политика общего хозяйства имела тяжелые последствия. Только с 1929 по 1932 г. на треть уменьшилось поголовье крупного скота. Количество свиней и овец снизилось вдвое, а производство зерновых культур сократилось на 10 %.

Но главная трагедия, к которой привело раскулачивание в СССР и связанная с ним коллективизация – это сокращение населения страны: относительно 1926 года согласно переписи, проведенной в 1937 г., оно сократилось больше чем на десять миллионов.

В тяжелом положении с продовольствием в большинстве случаев были виноваты сами крестьяне: они истребляли имеющейся скот и другую живность, чтобы ее не забрали в колхозы. Получалось, что коллективизация и раскулачивание разоряли деревни.

В итоге в 1932–1933 гг. в СССР разразился голод, который охватил около 30 млн человек. Не прошел он мимо даже житниц страны: Украины и Кубани. Считается, что в тот период только из-за голода умерло от пяти до семи миллионов человек.

Смягчение политики раскулачивания

Голод, высокая смертность населения, низкая производительность труда в колхозах (у крестьян попросту пропал стимул для эффективной работы) – вот к чему привела массовая коллективизация и раскулачивание. Это все, в итоге, могло перерасти в еще более страшные последствия. Поэтому 8 мая 1933-го ЦК ВКП (б) и Совет народных комиссаров издали инструкцию для партработников, ОГПУ, прокуратуры и судов, целью которой была прекращение массовых репрессий из-за участившихся случаев перегиба на местах и слабого контроля над процессом.

Однако в единичных эпизодах репрессивные меры все же допускались, но их число строго лимитировалось.

А уже 24 мая 1934 г. в ЦИК Советского Союза было принято постановление, позволявшее в индивидуальном порядке восстанавливать «перевоспитавшихся классовых врагов» в их утерянных, в связи с репрессиями, гражданских правах.

Однако процесс гонения кулаков, а также лиц, к ним приравненных, продолжался еще очень долго, правда, не в таком массовом порядке, как прежде.

Совет Министров СССР своим постановлением полностью остановил раскулачивание. Это произошло 13 августа 1954 г. Благодаря этому документу все бывшие кулаки, проживавшие в спецпоселениях, получили свободу. Само же раскулачивание навсегда осталось грязным пятном в истории Советского Союза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: